И машина имеет душу….про Костю 1

И машина имеет душу…

Костя сидел за столом в своей маленькой комнатке. Вообще квартира была двухкомнатная. И мама с папой обитали в большой комнате. А кот кот Кузя жил и там и там, где в данный момент было более выгодно. Костя сидел не просто так-он перебирал свою коллекцию машин. Машины эти покупались при наличии свободных средств, утаенных от школьных обедов. Мальчик был почти взрослым-ему исполнилось двенадцать лет. Он полностью походил на своего папу-большущий нос на худеньком личике, тощая фигурка, огромные ладони, даже больше отцовских, и уже 45 размер обуви. Но если его отец выглядел очень крупным и мужественным человеком, с которого доброта и справедливость прямо лилась на собеседника, то Костя всегда вызывал смех своими неуклюжими движениями и непропорционально большим носом. Когда мама водила сына в больницу, так как Костя пожаловался на “скрип” костей, то врач только усмехнулась и сказала:

-А что вы хотите? Такой бешенный рост костей…В прошлом году в его карточке рост 125 сантиметров, а в этом году-141. Мышцы просто не успевают догнать рост костей.

-А это не скажется плохо?-озаботилась мама.

-Не скажется. Хороший мальчик. Вырастет-первым красавцем будет. Сами то гляньте-уже все зачатки проявились-торопятся расти ноги и руки, уши и нос, рост просто зашкаливает. Кормите его получше, чтобы баланс был…

Так Костя понял, что ничего страшного у него нет. Он просто растет. А то уже в классе пришлось отказываться выходить к доске-руки дергались резко и никак не хотели писать ровно-математичка ехидничала, что цифры не понятные и пахнет не курицей, а доисторическим человеком. К тому же мальчику казалось, что все слышат, как “скрипят” кости при движении. И очень этого стеснялся…

Новотрубный завод

Мама у Кости с утра ушла в больницу-она ходила с очень большим животом, и Костя в тайне надеялся, что у него родится братик, а не сестричка. Папа, когда уезжал на вахту, вызвал Костю на улицу и сказал:

-Оставляю нашу маму на тебя. Чтобы она не носила тяжести, не ползала по полу с половой тряпкой, и не бегала по магазинам. Смотри за ней в оба глаза. Вся домашняя работа на тебе. Понял?

-Понял,-ответил Костя.

-Береги мать, она женщина, предназначение у нее -детьми нас радовать.. А у нас, мужиков, другое предназначение-женщину любить и охранять от всего плохого. И своих детей учить всему, что сам знаешь. Понял?

-Понял,-снова кивнул Костя.

-Она тебя любит так, что жизнь свою отдаст. Но дочку маленькую или сынишку будет любить также, как и тебя. Поэтому не кори ее, если внимания меньше получишь. Помочь ей надо будет по-мужски- заботой, охраной и любовью своей. Чтобы могла на нас опереться. Понял?

-Понял,-Костя улыбнулся суровому лицу отца , приподнявшись на носки, крепко обнял его за шею и тихонько смахнул слезинку,–маму буду беречь, не переживай. Работай спокойно…твоя вахта-тоже не сахар.

Так что Костя, проводив маму за порог-она не захотела сопровождения-сидел за столом и любовался своими машинами. А в голове у него, в той маленькой комнатке в голове, где обитала мама, была мысль о маме. И эта мысль затмевала вторую комнатку в голове-где был папа, и третью, где была бабушка с дедушкой, и даже пятую, где были думы о его машинках.

Даже в школу он не хотел, и решил этот день пропустить. Как только Костя это решил, раздался звонок и мальчик увидел в телефоне фото друга-Валерка объявился.

-Привет, отшельник,-Валерка никогда не был торопливым,-сейчас отец у меня согласился нас с тобой провести по первому цеху на Новотрубном. Собирайся, ты же хотел. А в школу я позвонил, сказал, что причина уважительная для прогула.

-Ура! Сейчас буду готов,-и Костя швырнул телефон на диван.

Хорошо, что он успел маму проводить. А то пришлось бы отказываться.

Мальчик быстренько сменил белую рубашку на темную, одел старые сапоги, вязаную шапку сунул в карман куртки и вышвырнулся на улицу. Потом снова забежал домой-за телефоном-и уже окончательно спустился во двор, ожидая Валерку. Друг показался со стороны аллеи и помахал Косте рукой. Костя мигом, спортивной ходьбой, добежал до Валерки, за руку поздоровался с Валеркиным отцом-дядей Гришей-и вся троица поспешила к проходной. Просто так оказаться на территории завода было не просто. Дядя Гриша долго отсутствовал, потом пришел озабоченный, снова ушел, и только почти через час они смогли пройти через турникет и вдохнуть заводской воздух.

Оказалось, что завод-это громадный город с асфальтированными дорожками, деревьями, аллеями, с множеством переходов через железнодорожные линии и длинными составами под погрузку. Первый цех был в пятнадцати минутах ходьбы от проходной, то есть близко. А когда приблизились к цеху, у Кости вдруг часто-часто забилось сердечко-он почувствовал физически присутствие огромного существа, расположившегося в станках и печах, в станах и в людях, и даже в мостовых кранах…Костя еще не был внутри, но уже знал, что там находится…это был дух цеха, который контактировал с другими цехами и был частичкой общего заводского духа. И цех и завод были живыми.

Стоя у внутренней двери в цех, дядя Гриша протянул ребятам две белых каски. Костя натянул каску на голову и тут же схватился за уши-каска сползла вниз и края у нее были очень острые. Вот где пригодилась вязаная шапка. Сидя на ней, каска уже не давила и позволяла спокойно крутить головой. Валерка, под ухмылку отца, тоже достал свою спортивную шапочку и замер в ожидании. Как и Костя.

И вот первый шаг в цех. Оглушительный шум упал на них, запах железа , окалины, газа и тепловоза забил нос, Лампы, неярко освещающие пространство, мостовые краны, в кабинах которых были видны лица женщин, пачки труб, затянутые стропами, плыли вдоль проходов, и тут и там были видны люди…

И Костя снова ощутил очень мощный дух цеха, он работал в полную силу. Дядя Гриша провел их к площадки, где лежала трубная заготовка, к печи:

-Здесь заготовка нагревается, становится пластичной,-перекрикивая шум, показывал дядя Гриша. Потом поздоровался с мужчиной у печи и тот достал большое синее стекло и пригласил посмотреть в печь. Костя осторожно присмотрелся и угадал формы заготовок, которые медленно двигались на подвижном поду печи и горели малиновым светом. Все пространство печи было огненным, и только кирпич стенок оставался красно-черным.

А потом был прошивной стан. Громадное сооружение с двухэтажный дом. На самом верху сидел человек и управлял станом. Лязг металла, жар от заготовок и громадные скорости … Заготовка бешено крутилась, толкаемая валками, и наезжала на оправку, которая на длинной штанге проходила сквозь заготовку и получалась труба. Потом трубы кидало на направляющие и они медленно передвигались по наклонному охлаждающему столу, который занимал четверть цеха.

Вот дядя Гриша провел ребят через мостки, перекинутые через опасные участки цеха, и показал, как трубы, остывшие на столе, собирают в пакеты и перевозят к контролерам. Там их раскатывают снова, проверяют толщину стенок особым прибором, на обрезном станке выравнивают края трубы в нужный размер, и готовая труба снова в пакетах перевозится на следующую площадку, где трубам поштучно закроют отверстия, навесят опознавательные бирки и…отправят заказчикам.

Обратно снова прошли около прошивного стана, и пока дядя Гриша разговаривал со знакомым рабочим, ребята заворожено отслеживали движение готовых труб. Оказалось, что за “спиной” стана была механическая мастерская. Было видно, как на громадном токарном станке точили неторопливо крутящийся валок диаметром около метра. Передний шпиндель был больше ножки валка и держал его тремя кулачками, резец снимал тонкую стружку с поверхности валка, напоминающего громадный гриб, а на задней бабке верхом сидел небритый токарь и…пел песни.

И Костя и Валерка, глядя на токаря, тоже заулыбались. Видно было, что этот рабочий любил свой станок, был уверенным и получал громадное удовлетворение от своей работы. Ведь поверхность валка была сложной, под разными углами резцы снимали лишний металл, но все делалось правильно и токарь отлично знал свою работу-брака у него не было. Дядя Гриша поприветствовал жестом руки токаря, а ребятам объяснил:

-Этот токарь, Овчинников его фамилия, самый высокооплачиваемый в цехе среди рабочих механического участка. Работа у него очень сложная. Весь цех от него зависит. Поэтому и вознаграждается по максимуму…

После выхода из цеха дядя Гриша провел ребят в столовую-тишина оглушила. Там стояли уже готовые комплексные обеды-все для всех одинаковое. Костя подумал, что ему будет мало, но постеснялся взять два подноса. Сели за стол и все вместе осилили свои порции. А дядя Гриша как в воду смотрел. Он сходил к раздаче обедов и принес обратно еще три тарелки второго-котлеты и пюре. И ребята навернули еще… Сидеть за столом было приятно. Весь шум остался в цехе, хотя и в столовую доносился звон и стук металла, и даже запах немного просачивался. Все еще под впечатлением от экскурсии, Костя не слушал разговор Валерки с отцом, он продолжал переживать и взаимодействовать с духом цеха. Но связь потихоньку угасала…и с последним стаканом компота ушла совсем.

-Фото один из цехов Новотрубного завода взято с этого ресурсаzavod_75

spacer

Кот-баюн

Кот-баюн. Сижу я и дою коровку Лапушу. Метрах в 5 от меня лежит на снегу старая овчарки Мира. Она сейчас спит везде, где ждет хозяев-у стога, у двери сарая, у дома, у птичника…Сворачивается кольцом, морду на задние ноги, нос бок и…дрыхнет. Ничего, что снег, у нее густая шуба…
В это время с прогулки возвращается кот Кузя. Он подходит к Мире и пытается к ней приласкаться-трется о ее бок, об голову, об шею…и всяко показывает, что давай меня погладь…посмотри, какой я хороший…я тебе песенку спою…
Но Мира не хочет кота гладить и даже глаза не открывает.
Кузе надоедает, что Мира его игнорирует, и он начинает кусать ее за ухо. сначала тихонько, потом сильнее…Мира спит. Тогда Кузя поворачивается к ней хвостом и бьет им ее по ушам…Мира лежит.
Тут Кузя громко возмущается и цапает ее лапой по морде…Ага!…Мира села, осоловело покрутила головой и тихонько показала Кузе зубы…как бы нехотя, мол, я добрая, но могу и серьезно…
Кузя независимо отворачивается от ее морды, небрежно машет хвостом и идет к моей скамеечке. Вроде как, подумаешь, у меня тоже зубы есть…и сидит со мной до конца дойки.
Потом папа заносит в сарай сковородочку с молоком, и Кузя, потеряв степенность, мчится вперед его, чтобы успеть до того, как папа захлопнет дверь сарая..

spacer

Они пришли из подземелий (фантастика3)

004

Говорит Дмитрий, папа Сережи

С утра сегодня на ногах.
Не успели с женой прийти в полицейский участок, как мне велено было подойти к метро Оранжерея. Пошел. По рации бесконечные разговоры. Кто куда ушел, отчет о прибытии, вопросы о дальнейших действиях и прочие полицейские указания.
Тут назвали мой позывной и приказали немедленно отойти к любому дому и прижаться к стене. Не шевелиться, не бояться и не смотреть на то, что пугает…
Такое вот странное указание. Я хмыкнул, подумал, издеваются. Но тут увидел…навстречу мне шли полураздетые люди. Это была толпа. Веяло от нее…ужасом. От нее шла нечеловеческая страсть. Это как перед львом стоишь и чувствуешь дыхание зверя. Так и тут было. Я уже стоял у стены дома и желание у меня было одно-вжаться в бетон и стать не видимым. До меня дошло указание-не бояться и не смотреть. Раз так сказали-значит, такое поведение спасает. Я закрыл глаза и сильнейшим усилием воли прогнал страх. Я стал никто…как камешек на дороге…Я даже забыл дышать…я представил себя этой бетонной стеной…
Шарканье ног приблизилось. Стоять с закрытыми глазами было невозможно. Я чуть приоткрыл глаза и стал смотреть в сторону, не глядя на толпу…но я все равно ее видел. Я оцепенел и не дышал.
Толпа прошаркала мимо. Несколько человек из толпы прошли совсем близко…о…это был такой запах…тухлятины и помоев, туалета и крови… Я осмелился пошевелиться только спустя минут десять. Ноги у меня ослабли. А ведь я был полицейский со стажем…
Так я в первый раз увидел людей из подземелья. Но что они из подземелья, я узнал гораздо позже.
Когда прибыл по назначению к дежурному, мне было велено получить оружие, встать в оцепление внутри станции метро и …ничего не делать. Просто стоять. Офицер был немногословен:
-Метро перекрыто снаружи и изнутри. Не все ворота закрылись. Поэтому идет исход из подземелий, мы ничего не можем сделать. Войска нам не дают-они на более ответственных местах. Пока вышло около двух миллионов. Город не защищен. Наша цель-перекрыть метро наглухо к концу дня. Оружие держать готовым. Исполняйте…
Я видел других полицейских. Все немного нервничали-поворот головы, напряг тела и оружие в руках…все говорило о крайней степени взвинченности.
Я слушал рацию. Можно было по вопросам и отчетам полицейских понять, что в городе массово уничтожали население. Но никто ничего не предпринимал. У меня это вызвало вопросы…
В метро поезда не ходили. Станция была пустая. Мое место было у самой платформы. Я ощущал ток воздуха из тоннеля. В какой-то момент я почувствовал тот самый запах толпы…и напрягся. Другие полицейские в оцеплении тоже напряглись.
И тут на рельсах показались первые люди. Полуодетые. С палками или арматурой. С безумными глазами и уродливыми лицами. У них было сильное и ловкое тело и короткие ноги. От них шла мощь и нечеловеческая сила. Они легко с места выпрыгивали на платформу и безмолвной толпой шли на выход в город. Они не подходили к нам и старались держаться в отдалении. Уважали человека с оружием.
Я перевел дыхание. Мимо прошло около тысячи этих дикарей. Потом еще и еще. Все шли в город. Я представлял, что там творилось. Я плакал внутри себя-мой сын…он был дома. Люди…мирные люди, не умеющие драться и погибающие прямо сейчас…
В какой-то момент я вдруг заметил, что в перерыве между шествием толпы, на станцию заезжают автомобили и сгружают мешки. Подвели пожарный рукав. Потом появились солдаты с ведрами. И я понял-собираются зацементировать выход из подземки. Но ведь можно было просто закрыть станцию…однако решили цементировать выход…
Был уже вечер, когда слева и справа на железнодорожных путях станции поднялась стена из цемента и кирпича. Солдат подвозили партиями человек по пятьдесят. Они споро работали около часа, и их заменяли свежими…
Когда увели последнюю партию солдат, нам было приказано идти в свои полицейские участки. Я по рации вызвал жену. Даже не надеялся на ответ. Но она вдруг ответила. Голос был глухой. И она сразу сказала-Сережа с ней.

Говорит Евгений, сосед Ольги из Екатеринбурга

Когда я отвез свою семью и знакомых в деревню, подальше от города, мне было приказано немедленно встать на охрану нефте-газоперерабатывающего завода (НПЗ).
Задействовано было почти две тысячи человек. Так как люди, осуществляющие штурм, шли не через проходные, а лезли через забор. Да так, что даже высота две метра не была для них весомым препятствием. Мои солдаты стояли вдоль разбитых окон снаружи с автоматами на изготовку. В какой-то момент эти полуголые люди отошли, но потом мы увидели, как они ринулись к нам. Это был молниеносный рывок. У них в руках только палки и арматура. Мы даже не выпустили все патроны. Они лежали перед нами в ужасном виде. У многих откусаны носы и уши, без пальцев на руках, в тошнотворной одежде. От них распространялся запах уборной.
Таких попыток захвата завода было три.
К вечеру был приказ оставить завод на другую группу, а нас отвезли на автобусах к электростанции. Сказали, что специально перекрыли весь периметр бетонными блоками.
Стояло два рабочих танка. И была куча ящиков с патронами. Не знаю, к счастью или нет, но нападений не было. Мы успели перекусить, но не сходили с места. Когда стало темнеть, все вокруг освещалось мощными прожекторами. Было тихо.
Говорит мама Аркадия из Ревды.
Я сейчас в деревне. Даже названия ее не знаю. Мне повезло. Я только закончила готовить ужин для сына, и ждала его с работы. Потом мне позвонила соседка, и под секретом сообщила, что рабочих закрыли на заводе из-за каких-то проблем. И отпустят только утром.
Я решила не ждать Аркадия, и проведать свою подругу. Она жила на окраине города и давно звала меня в гости. Вот и решила воспользоваться приглашением. А утром вернуться домой. К подруге я приехала и мы классно провели время.
А потом ей позвонила сноха и сказала, чтобы она немедленно выехала в свой дом в деревню. Последним автобусом. Подруга заметалась по комнате, собирая рюкзак. А потом посмотрела на меня и говорит:
-Поехали со мной. В городе стоит какая-то тревога. У меня сердце разболелось. Никуда твоя квартира не денется.
И я согласилась. Мы ушли на остановку и уже через час сидели в ее доме в деревне. Жило тут от силы человек пятнадцать.
Утром я звонила сыну, но Аркадий молчал. И я решила возвращаться в город. Попрощалась с подругой, вышла на остановку и онемела. По шоссе потоком шли машины. Они шли без интервалов и с малой скоростью. А самое главное, по шоссе среди машин ехал самолет. Он был громадный. Шум его мотора перекрывал шум машин. Под его крыльями и рядом с огромными колесами тоже ехали машины. Это было какое-то переселение людей. Я стояла и ничего не понимала. И смотрела на иллюминаторы самолета-там видны были лица…
Вдруг рядом остановилась машина, и высунулась из машины моя одноклассница…такая же старая, как я. И как закричит:
-Ходи сюда ко мне. Садись…
Я ничего не соображаю…она выскакивает, хватает меня за руку и затаскивает в машину…
-Разве не знаешь?-частит одноклассница,-резня в городе…погромы идут. Людей погибло-ужас…
-Ой, Боже,-вдруг дошло до меня,-мой сын…
-Он заводской…они все знают,-выпаливает одноклассница и продолжает:
-Мой сын узнал самым первым-он в городском правительстве шофером, сразу машину подготовил и мы поехали…и все начальство города едет…и все чиновники…, и знаешь,-голос у нее дрогнул,-людям никто ничего не сказал. Мы ехали прямо по трупам, так как негде было объехать…вон, по дороге женщину раненую подобрали с девочкой. Я думаю, на нас специально напустили убийц. И ни одного полицейского. И знаешь почему? Говорят, спасают себя так те, кто имеет громадные деньги и много грехов…открыли врата ада…
Так я оказалась за много километров от города. Одноклассница договорилась , с кем надо, и мы стали жить в санатории в глубине леса. Сюда никто не приходил.
Потом, довольно скоро, восстановилась связь. За мной приехал Аркадий. Но жить в городе было невозможно. Дома стояли пустые. Аркадий снова ходил на работу. Но уже не рабочим, а полицейским. И он говорил, что убийц выпустили из подземелий. Это были необразованные, напичканные наркотиком мужчины. Они провели в подземелье всю жизнь и другой не знали. Под наркотой они были хуже зверей.
Теперь их отлавливают, свозят в лагеря. Их тысячи и тысячи.

Заключение

Города очень потихоньку стал восстанавливаться. В то время, когда по всей стране было выпущено из подземелий около восьми миллионов людей, не обладающих ничем, кроме физической силы, погибло около 25 миллионов жителей городов.
Войсками и полицией было спасено около десяти миллионов детей и подростков из подземелий. Большая часть роздана по семьям. Те же, кто потерял человеческий облик, размещены по лагерям. Они ведут себя, как животные. Радуются еде, любят персонал, который за ними ухаживает, довольно безобидны, так как в своей жизни не видели ничего хорошего, даже солнца… У них огромная смертность от стресса и неправильной бывшей жизни. И еще…у них в глазах непроходимая тоска…
Те же, кто сотворил такое, кто держал людей под землей, а потом, спасая себя, открыл ворота ада, исчезли.

spacer

Они пришли…(фантастика)

Говорит Сережа. Восемь лет.

Утром я проснулся, а ни мамы, ни папы нет. Подумал, что ушли куда-то. Значит, записка на кухне. Пошел на кухню. Да, записка на столе. Что их вызвали на работу-они были полицейскими. Значит, что-то случилось. Такое редко, но бывало.
Я забрался в холодильник. Ага! колбаса…мама не велит ее есть просто так. Но ведь ее сейчас нет? А я есть хочу. Поэтому взял и колбасу, и остатки торта, нарезал хлеба, сделал себе чай и бутерброды и пошел к своему компу. Надо с друзьями пообщаться. Включил комп. А он не работает. Слазил под стол, посмотрел соединения. Все нормально. Но не работает. Потом с расстройства решил сходить в туалет. Раз уж комп не работает, то пройду туда, чтобы подумать. Щелкнул выключателем-а света нет.
Так вот почему комп не работает-света нет. То-то я не увидел зеленого огонька на тройнике.
Стал звонить маме. А телефон не отвечает. Стал звонить другу-тоже не отвечает. Решил сходить сам. Друг-это Алешка. Он живет в доме напротив.
Оделся и пошел. Дверь открыл…надо было в глазок посмотреть, а я забыл. Я испугался. Перед дверями лежал человек. И было на площадке еще трое. Напротив у соседей дверь открыта. Оттуда летят перья, из подушки, наверно…человек сквозь летающий пух…Я хотел захлопнуть дверь. И не успел. Человек метнул в меня палку. Я быстро присел и палка улетела к нам в квартиру, а я отпрыгнул к лестнице и быстро скатился вниз…
Я из подъезда вылетел пулей. И опять же, надо было выглянуть из двери осторожно, а я с испуга ничего не соображал. Перед подъездом не было никого. Опять же, несколько человек лежало на земле…И я помчался к Алешке…
А прибежав к его дому, вдруг подумал…а нет ли кого в подъезде?
И решил в подъезд не заходить. А может к родителям? Они работали недалеко. И я пошел к ним. Быстро, но осторожно пошел. Оставалось немного-два высотных дома-и я на месте. Вдруг из-за угла дома выскочил человек. В рабочей одежде, не полуголый. Увидел меня и остановился. Я попятился…а человек вдруг махнул рукой-вроде как, иди ко мне-и сказал:
-Не бойся…как ты жив остался?
-Я выскочить успел, быстрее полуголых оказался,-прямо чуть не похвастался я.
-Ага!-кивнул человек,-а в моем доме никого. Я мать свою искал. Но ее среди убитых нет. Меня Аркадий зовут.
-А меня Сережа,-ответил я,-решил к родителям на работу идти. Они оба полицейские.
-Это хорошо,-обрадовался Аркадий,-пойдем вместе?
-Пойдемте,-я подумал, что вдвоем идти безопасней.
Шли мы очень осторожно, оглядываясь. Вот и полицейский участок. Мы еще раз оглянулись и зашли внутрь.
И было нам счастье-перед нами сразу открылась вторая внутренняя дверь, и мы торопливо проскочили в нее.
Я увидел маму и сразу бросился к ней:
-Мама, я живой…
А мама вдруг обняла меня сильно-сильно и смахнула слезу с щеки:
-Папа ушел сразу, как сирена прокричала. Я не могла выйти-сидела на пульте, отслеживала улицы. И увидела тебя с прохожим…Как ты догадался к нам идти?
-Так телефон не работал. Я пошел к Алешке. Вышел из квартиры. Окна в коридоре выбиты.А на нашей площадке полуголые с палками. Я удрал. И побоялся к Алешке, решил к вам.
-Отлично. Правильно сделал,-потом обернулась к Аркадию,-и вы спаслись?
-Да я с завода, никого не встретил, кроме убитых. На улицах живых не видел. Вот с пареньком столкнулся. Ну, и мы вместе пошли..,.-Аркадий несмело улыбнулся.

Говорит Тамара, мама Сережи.

003Я отслеживала свой участок на миниторах. Мне по внутренней связи сообщили, чтобы я закрыла окна и двери, мониторила движение перед участком и не вздумала никому открывать.
Муж у меня как ушел по вызову, так и не вернулся. Потом отключили свет. А потом перевели слежение по мониторам на дополнительные источники питания, и я снова просматривала улицы.
Сообщила о пяти группах полуодетых людей с палками и арматурой в руках. Они спокойно ходили небольшой толпой и не боялись холода. Заходили в подъезды, и через некоторое время оттуда выбегали полураздетые люди…их убивали…
Я уже кричала в микрофон, чтобы высылали группу. Потом мне ответили, что все силы у губернатора. Он стянул к себе всю полицию…никуда не отпускает.
Да что же это такое? Его что, полторы тысячи вооруженных людей охраняют? А люди?
На что мне сказали, чтоб сидела и молила Бога остаться в этот день живой.
И тут мне стало страшно. Мой Сергунька дома. Телефоны молчат. Я решила, что еще минут десять-и уйду за ним. Карабин у меня есть. И патроны к нему. Буду прорываться…
А потом увидела на мониторе, что идет большой и маленький…Сергуню узнала сразу. Это только он так ходит вприпрыжку. Достала карабин и рука лежала на кнопке-сразу дверь открыть. Они так и подошли к дверям, целеустремленно и быстро. Я их впустила. Обняла сына и подумала, что парень смог остаться в живых. Значит, не напрасно отец с ним занимался.
Мужчина, который шел с Сережей, сказал, что на улицах они не увидели никого. Но сам он обратил внимание на полуодетого парня из нападавших. Его кто-то застрелил. И этот человек был странный. Он был не пропорциональный. У него туловище было на треть длинней, чем ноги. То есть он был очень сильный. А вот лицо…
Тут мужчина, зовут его Аркадий, как бы неопределенно повел руками…он слов не находил…он увидел, что уши у человек откусаны…буквально. И нос. То есть он был обгрызан. И не на улице. А там, где был ранее…и все давно зажило…
Я сразу передала эти сведения в Главное управление. Мне сказали спасибо.
Пока мы обменивались данными наблюдений, мне снова позвонили, и сказали, чтобы я прошла к следующей улице с оружием. Что полуодетых людей там не наблюдают. Но на крыше детского сада, который круглосуточный, стоит женщина и машет тряпкой.
Я снова обняла сына, показала, как стопорить и открывать дверь, объяснила, какие улицы показывают мониторы и на каком я буду некоторое время видна. Аркадий сразу сказал, что готов идти со мной. Попросил оружие. Я поколебалась, но потом решила, что без оружия смысла выходить ему нет. И выдала ему карабин и патроны. Оказалось, он умеет всем этим пользоваться.
И мы отправились к детскому саду. Уже подходя к нему, увидели небольшую группу полуголых. А мне сказали, что не наблюдают…Но вот что странно. Увидев нас, они сразу же организованно отошли. И я подумала, что они знакомы с человеком с ружьем. Мы зашли на территорию детского сада и увидели женщину на крыше. Помахали ей. Она покивала и исчезла. Буквально через пять минут эта женщина открыла нам двери.
Это была очень мужественная женщина. Она сказала, что к ним вошли странные люди и сходу убили сторожа арматурой. А она испугалась и отскочила к холодильной комнатке. Пар оттуда ее скрыл, но эти люди ринулись как бы за ней и все проскочили в холодильную комнату. И тогда она их там закрыла. Выбраться оттуда невозможно-все двери железные и запоры прочные. И сидят они там уже около часа. Наверно замерзли.
Она вызвалась открыть двери этого холодильника, но я ее остановила:
-Не вздумайте этого делать. Они холода не боятся.
Все дети были в спальнях, так как она находилась в самом конце и у нее были железные двери. А окна закрыли ставнями. Эта женщина…какая сообразительная. Не побоялась выйти и опустить ставни. Она была дежурной воспитательницей. И все сделала правильно.
Что делать с детским садом? Я уже не могла позвонить и узнать, что и как. Сейчас, без тока, холодильная комната будет повышать температуру. Но не сразу. какое то время холод будет сохраняться.
Пока я металась в мыслях, на улице загудела машина. Мы всем скопом ринулись наружу. Напротив дверей стоял автобус. Шофером был знакомый полицейский. Я сразу спросила про мужа. Он успокоил-цел. Все в порядке.
Велел быстро одеть детей и посадить в автобус. Сейчас их перевезут туда, где безопасно. Мы все трое стали быстро одевать маленьких. Старшие одевались сами. Были испуганы и сосредоточены. Автобус наполнился полностью. Но мест хватило всем. Даже воспитательнице. Шофер сразу без разговоров уехал.
-Куда теперь?-поинтересовался Аркадий.
-Наверно, в полицейский участок. Там связь,-решила я.
А про себя подумала-и сын.
(продолжение будет)

spacer

Они пришли…

оворит Ольга из Екатеринбурга. Зима.

Я была сегодня в магазине и удивилась. Почему-то полки были полупустые. Не помню такого за последние года. Наверно, на складах задерживают, чтобы цены поднять. Не может быть, чтобы импорт прекратился.

Потом пошла за сыном в детский садик. Виталик что-то хныкал всю дорогу. Вот нет у ребенка настроения.

Говорю:

-Виталик, у тебя животик болит?

-Нет.

-Голова болит?

-Нет.

-А чего бубнишь идешь?

-Мне плохо.

-Где болит?

-Ничего не болит.

-Сердце болит?

-Да.

Вот так так. Сердечко у малыша болит. Месяц назад всех детей в садике комиссия смотрела. Сказала, все в порядке. Так что это точно Виталик просто не в настроении. У нас ведь тоже так бывает.

Мы пришли домой и сын сел за комп. Но ему и там не сиделось. Он подпер голову рукой и смотрел на экран, не видя своих мультиков. Я за ним наблюдала из дверей кухни. Решила поскорее его накормить и отправить спать. В это время за дверями послышался какой-то шум. Опять, наверно, соседи после выпивки ссорятся. Они во всем нашем доме одни такие.

Шум не прекращался. И я, вот дурочка, даже не посмотрела в глазок, а открыла дверь….

Боже…на лестничной площадке лежали два человека, а над ними стояли тоже двое полуголых мужика…Они синхронно обернулись к моей двери и…глаза у них были безумные…Я мгновенно захлопнула дверь и успела до того, как услышала ее треск. Ее пытались выдавить. Только спустя мгновение до меня дошло, что дверь железная…Опять же, ее можно снять с петель.

Я достала телефон, отбежала в глубь комнаты и стала звонить в полицию…молчание. Никто не берет телефон. Позвонила в пожарную часть-я когда-то там работала, и знала, что все звонки фиксируются. Но и там не отвечали. Да что это такое.

Я сообразила выглянуть в окно…Вот когда я поняла, что мой десятый этаж-благо. Перед домом метались люди. Они от кого-то оборонялись и бегали по двору, махая какими то палками в руках. Я не сразу поняла, что некоторые люди лежали на земле и метались лишь полуголые мужчины. Но потом пригляделась…и женщины тоже были. Все с палками.

Не все прохожие соображали быстро. Некоторые, выходя из-за домов, просто оцепенело останавливались. И к ним сразу подскакивали с палками…

Я отскочила от окна и снова стала названивать уже во все службы, телефоны которых у меня были. Но не получила ни одного ответа.

И вдруг меня потрясла страшная догадка. Там тоже эти люди с палками….

Взглянув на Виталика, увидела его испуганные глаза..

.-Виталик, давай быстренько оденемся…да, и пальто тоже…и шапку…да-да, машинку можешь взять…

Я подскочила к компу и стала искать новости. Но я не нашла ничего подозрительного. Все везде было спокойно. Решила к подруге обратиться. Она в это время за компом работает. Лариска сразу ответила. Я ей рассказа, сбиваясь и чуть не плача, что творится в моем дворе и что службы не отвечают. Она выпучила глаза и спешно стала рыться в кармане, выскребая свой телефон…

У нее ТОЖЕ никто не отвечал. Вдруг экран монитора потух…потом замигала лампа и…потухла.

Я кинулась к ребенку и успела посадить его поближе к окну, чтобы видеть. Снова выглянула во двор. Было пусто. Но мысли выйти у меня не было. Тут за дверью снова раздался шум и…выстрелы. Я кинулась к двери смотреть в глазок. Фонарик…Ого! Мужчина в военной форме. Да это наш сосед Евгений.

Это был шанс. Я открыла дверь и кинулась к Евгению, чуть не споткнувшись о человека на полу.

-Жень, ты за своими?

Он посветил на меня и кивнул головой.

-Жень, забери меня тоже, ну забери…я ж с Виталькой никуда…Нас тут убьют…

Мой голос чуть не сорвался, когда Евгений опустил глаза. Он не хотел. Я невольно отшатнулась, но вот он нехотя снова посветил на меня, подумал и махнул рукой:

-Давай. Но не реви. У меня только одно место. Ребенка бери на колени. Куртку не одевай, в руках держи. Мне надо вместо восьми забрать двенадцать человек…

В машину нас набилось не двенадцать, а шестнадцать. Сели друг на друга. Поехали по двору, объезжая лежащих людей, и на повороте наткнулись на ребенка. Совсем малыша. Евгений чуть притормозил, приоткрыл дверь и выловил его за капюшон, кинув себе на колени. Машина взревела мотором и помчалась…не знаю куда.

Ехали мы около часа. Я не чувствовала тяжести женщины, которая сидела на моих коленях и держала на своих Виталика и своего грудняшку. Евгений молчал и только один раз сбавил скорость, когда к нему поспешил человек в форме и прокричал, чтобы не ехали прямо, а свернули на боковую дорогу.

Мы поехали по боковой и когда основная и боковая вдруг оказались в пределах видимости друг друга, увидели, что по основной дороге машинами была окружена огромная толпа полуголых людей. Они просто стояли и не двигались.

Приехали в какую-то деревню. Там стояло несколько домов. Оказалось, все они были пустые. Евгений сразу подвел всех к самому дальнему дому и сказал:

-Там все целое. Это дом моих родителей.. .Доски с окон не снимайте. Изнутри завесьте так, чтобы свет наружу не проникал. Для воды наберите снега. Там внутри электро печь. Электричество в порядке. Есть электро плитка. Днем не выходите, только по нужде и за снегом. Все. Приеду завтра. Старайтесь у двери не следить. Если не приеду-сидите тихо. Кому надо-про вас знают. Помогут, если что…

И уехал. Мы постояли, помолчали и стали устраиваться. Оказалось, в доме большие полати с матрасами. Если что, взрослым можно лежать по-очереди. Половина женщин-и я тоже-расселись по дому и молча слушали звуки. Но была тишина. Все подремывали. Те, кто лег-уже спали.

Моя очередь полежать наступила, когда сквозь щели в дверях сеней стало светлеть.

Говорит Аркадий из Ревды.

Я шел по улице и думал, как бы мне где-нибудь поесть. В дымке раннего утра проступали силуэты домов. В эту ночь нас всех заперли на заводе в глубине цеха. Телефоны не работали. Я не мог позвонить домой и успокоить маму. Под утра выпустили и сказали, что свободны. Люди были в шоке и не стали выяснять причины своего заточения. Я сразу пошел домой, идти было минут сорок-так как увидел, что транспорта не было. Но что странно, людей на остановках тоже не было. Улицы были пустые. Ни шашлычная по дороге, ни ларьки с едой не работали.

Потом меня обогнала военная машина и остановилась. Вышел военный , спросил, откуда. Сказал, что с завода. Мне посоветовали в центр не ходить. И уехали. Но мне то как раз в центр и нужно. У меня ведь там квартира и мама. Куда я еще могу пойти?

Когда я почти дошел до места, увидел издалека, что на улице и дороге лежат люди. Я сбавил скорость и пошел медленно…и был почти убит морально. Везде валялись люди. И мужчины и женщины…и дети. Я шел все медленней. Я смотрел и не верил своим глазам. Что случилось? Через некоторое время я вдруг оглянулся и посмотрел по сторонам…люди лежали недалеко от домов…некоторые полураздетые…Так они выбежали из квартир, догадался я. И внутренне ахнул. Я пошел так быстро, как мог, к своему дому, с ужасом обходя лежащих людей и подумал вдруг…наверно их отравили в домах. Поэтому они и выбежали. Я почти бежал, вот мой дом…подъезд…квартира…дверь нараспашку. И никого. Пусто. Ни единого звука.

Я зашел на кухню. Увидел, что на газовой плите стоит сковорода. Открыл-котлета и макароны. Мама приготовила…черт…Схватил пакет и скинул туда содержимое сковородки. Выхватил булку хлеба из шкафчика…

В общем коридоре дома поднялся на верхние этажи. Везде пусто. Вышел из дома. Куда идти? Стал думать. Не может быть, что все погибли. Все равно кто-то выжил. Телефон не работал. Решил идти на площадь. Меня как бы подтолкнуло, что надо туда идти. Среди людей около своего дома мамы не было. Возможно, она жива. Кому нужна старуха, кроме меня?

(продолжение завтра)001

spacer

что курица про нас подумала

Наверно, никому не интересно, что думают животные о нас. Что хотят, пусть то и думают.

Тут у меня дочь заинтересовалась картами. А ближайшая соседка поделилась ими. Спасибо ей. И вот, познавая карточный мир, Юлька стала гадать, что думают про нас животные.

Первый кандидат-Белая курица. Она сидит в отдельной клетке с белым петушком.

Вот что получилось по картам:

Личные меркантильные интересы , ее успех (яйцо отложено), и цели (гнездо)-окажутся пустыми хлопотами (яйцо забрали в инкубатор), но в дальнейшем ее ждет большая удача и исполнение желаний (кормежка- комбикорм с молоком).

Второй кандидат-кот Кузя

По картам вышло:

Любовные встречи (пришел чужой черно-белый кот), романтические песни под луной, которые окончатся душевной травмой (жесткая драка при выяснении, кому принадлежит сарай), но будет надежда в разговорах о любви и романтике (орать ночами на чердаке).

Прямо целый роман, и, что интересно, все сошлось-и драка, и дикие крики и даже поощрение-погладили по спинке-за сторожевые обязанности..

Третий кандидат- корова Дашка.

Вот что вышло по картам:

Дорога на работу (пришел Женька маленький и увел доиться), разговоры о работе (хозяйка сердилась за топанье и хлестание хвостом от оводов), встречи и разговоры с покровителем (Женя большой принес ведро с кружкой дробленки и гладил Дашку по носу за полное ведро с молоком)..

Кто такой покровитель-некий персонаж, облаченный властью.

Он проводит встречи на работе, имеет по отношению к корове свершившиеся планы, и личный меркантильный интерес.

Вот так. Все сходится. Логично и емко.

Четвертый кандидат- Кошки

Найдут ли кошки папу. Женя большой построил себе палатку на краю огорода и спит там, наслаждаясь покоем и тишиной. Кошки его потеряли-он ведь уже не спит на сеновале сарая.

Вот что вышло по картам:

Личные меркантильные интересы (потребность спать под папиным одеялом), которые окончились большой наградой (Коша пошла по следу папы и наткнулась на его палатку.), “денежным” призом и походом на работу (сейчас каждый день Коша идет вечером к папе и залезает к нему под одело, где дрыхнет, пока он не встанет).

Пятый кандидат- Ягненок.

Его мамка, молодая овечка, отказалась кормить свое дитя, и я привязала ее накоротко. В тот момент, когда ей под морду высыпается полкружки комбикорма, я придерживаю ее за поводок и даю возможность ягненку отсосать молоко.

По картам получается:

Злая плохая женщина ( то ли мамка, то ли мы сами), исполнение самых больших желаний и удачи(молоко спрятано в животик), в конце концов попадание в казенный дом.

Что за казенный дом? Это общий вольер, где живет еще одна овечка и барашек.

Будет работа, разговоры о работе, дорога на работу, и большой покровитель, который будет его опекать (Тут все понятно. Работа-это молоко в животик, которое нужно добыть, не взирая на сопротивление молочной цистерны. А хозяйка-или злая женщина-станет держать мамку ягненка и давать выдоить ее до упора).

Мысли коротенькие и глубоко личные.

Юлька смеется и говорит, что карты все показали верно. А потом спросила их:

-А вы не врете?

-Нет-нет, мы всегда говорим правду.

-А кто со мной говорит там, за зеркалом?

-Женская сущность. Это ее работа.

-А работа трудная?

-Прогнозы дают молодые сущности, которым это интересно и они работают с удовольствием…

Вот так то. Карты-это огромный емкий комп, где самый настоящий разумный контингент помогает заинтересованным людям найти правду. Разную. Кому какую надо.курица

spacer

Мурка-парашютистка

Мурка-парашютистка
Наша Мурка обжилась в сарае и стала наглой. По утрам она заваливалась спать прямо над печкой, куда заходили краешком доски на бочках. Потом пила молоко, успевая отпить четвертинку до появления своих недругов-Кузи и Марго. Затем был следующий номер программы-носиться по двору со скоростью метеора и напрягать собак-крыса-не крыса. Шкурка то дымчатая, с ходу принадлежность этой шкурки к кому-либо установить трудно.
Еще номер программы-с налета запрыгнуть на один из столбов станка, где доят корову, и напугать ее, прыгая ей на холку. Тут приходится вставать со скамеечки и за шкирку выдворять озорницу на землю.
Потом мы все расходимся, и что творит Мурка-нам не ведомо.
Но вот недавно Мурка не пришла на молоко. Странно. Вроде только что шмыгала под ногами…
Юлька отдоила корову и говорит:
-Кошка откуда то кричит. Громко.
Мы повертели головами, но ничего не услышали. Потом наш папа повел корову и нам крикнул, что вот с того угла кто-то мяукает.
Отдоили мы коров, развели их пастись, и понять не можем-идет звук кошачий откуда-то сверху. Ну, все обшарили. Потом Женька маленький догадался проследить ветки на дереве и…ага!…вон она, красавица, сидит на большущей нижней ветке березы.
Началась спасательная операция. Принесли длинный шест метров пятнадцать. Нет. До ветки не достает. Привязали к шесту еще одну палку. Вся конструкция гнется и дрожит. Все тонкое и ненадежное. Но кошку выдержит. Однако Мурка даже ухом не повела в защиту своего спасения, и только плотнее прижималась к ветке.
Ну, что ты будешь делать. Вот глупое животное.
Решили пока ее не трогать. Может, вечером сползет за кормежкой.
Но и вечером результата не дождались. Юлька сказала, что на березу не полезет. И мы все кивнули-никто не полезет. Значит, будет скотинка сидеть там, пока в скелетик не превратится.
Зашли все в дом и занялись своими проблемами, коих не мало.
Тут входит наш папа, Женя большой, и смеется.
Он, оказывается, привязал к концу шеста легкое пятилитровое полиэтиленовое ведерко. И кинул туда куриную косточку:
-Мурка сначала пыталась лапкой ее достать. Не получилось. Тогда она наполовину в ведерко забралась, чтобы косточку зубами схватить. А я в этот момент ведерко поддал вверх, и кошка туда упала. Только шест стал быстро к земле клониться под ее тяжестью, и рухнул в траву. Она выскочила из ведерка и умчалась в сарай.
Так Мурка вернулась на землю.
Вечером папа занес сковородочку с молоком в сарай и Мурку позвал:
-Эй, парашютистка. Иди молоко пить.
А потом потрепал ее по шкурке и сказал:
-Больше спасать не буду. Свои мозги имей.
00025

spacer

Мурка с помойки

1b9c2274f70ada6109c3c93e64783dd0

Мурка с помойки
Зять приехал с Мохового и вызвал меня на улицу. Вышла я раздетая, думая, что он мне покажет нечто прямо около двери. Но оказалось, надо идти к его машине. Я ежилась от ветра и с недоумением смотрела на машину. И вдруг увидела…котенок. Внутри в салоне сидел котенок. Был он по внешнему виду британец.
Женька маленький котенка достал и я отнесла его в дом.
Зять рассказывает, что приехал к знакомому. А рядом котенок бродит. Знакомый говорит, что приблудный. Ходит по помойкам. Если хочешь, забирай.
Женька маленький подумал и забрал котенка.
Решили оставить его в доме. Мыши прямо по стенам ползают, и отрава их не берет.
Стали имя придумывать:
-Нюрка…
-Маша…
-Брит…
-Каролина…
Я послушала всех, взяла котенка на руки, и вдруг он замурлыкал, да так громко…
-Будет Муркой.-сказала я.
На деле получилось имя двойное. Когда звали новое приобретение, кричали:
-Мурка-Нюрка, иди кушать.
Котенок бежал на имя и садился перед чашкой. И вообще, вся его жизнь стала вращаться около еды.
Мы за своим сокровищем внимательно наблюдали, и как только Мурка начинала искать место для туалета, мы ее подхватывали и несли в кошачий уголок в подпол. Длилось это неделю. Но странным образом Мурка никак не могла запомнить, куда надо бежать в туалет. Прошла еще неделя. Кучки появлялись в разных местах, и мы жаловались Женьке маленькому на Мурку:
-Мурка нагадила в тапок…
-Мурка написала под компьютерный столик…еле отмыли, пахнет…
-Залезла на мешок с картошкой и нагадила…
Еще неделя, и в один из дней Мурка, по недогляду с нашей стороны, написала зятю прямо на сапог…Эх, сколько было крику и возмущения, т.к. одно дело просто слушать нас и улыбаться, а другое дело самому увидеть и поучаствовать…
Так что в течение часа Мурка была определена на жительство в сарай. Это было плохо-она довольно скоро за свои две недели пребывания в доме отвадила мышей лазить по стенам.
Теперь Мурка днем спала на подушке, которую ей выделили из-за ветхости, ела в общей кампании Коши, Маргоши и Кузи, летала от пощечин кота, которому пришлась не по душе, и спасалась бегом от Марго, которая колотила малышку от нечего делать.
Очень потихоньку Мурка заняла свою нишу. Познакомилась с печкой и легко взлетала на бочку с водой, накрытую досками, к миске с молоком. Стала ловить мышек около мешков с картошкой. И…продолжала класть кучки где попало.
Я давно заметила, что кошки стали с трудом приучаться к туалету. Видимо, их не стали отбирать по этому признаку. Они не реагируют на лоток. Не понимают, что от них хотят. Вот и наша Мурка, видимо, была выкинута из квартиры за такое неудобство. Даже в сарае у Мурки не было определенного уголка.
Какой контраст с нашей ушедшей Машей. Вот уж была чистюля…
Но окончательно стало понятно, что мозги у котенка какие-то странные, когда Мурка нагадила на доски, закрывающие бочку с водой. Юлька не заметила какашек -в сарае темновато- и открыла бочку набрать воды в собачьи ведра…и ОНО улетело в воду….
Сколько было крика…это не сказать. Ведь бочку, в которой 250 литров, надо было вычерпать до дна, промыть и снова поставить, а ведь перед ней была вторая бочка, которую тоже пришлось вычерпать, иначе до первой не добраться…
Это был предел наших мнений о кошке.
Мне с трудом удалось Мурку отстоять. Учить ее было бесполезно. Такая уж она оказалась непонятливой.
Теперь доски перед их открытием на бочке осматриваются, Мурку стали прогонять с печки, и не пускать на мешки с картошкой. Это было сделать легко-положили сверху пленку и кошка перестала туда ходить.
Так что сейчас Мурка продолжает жить в сарае, иногда Юлька ее ловит и кошка мурлычит ей в ухо…но радость общения куда-то исчезла.
Так наша Мурка с помойки стала жить как хотела. Добилась этого своими какашками.

spacer

Поменяли дом на косточку

У нас скопились кости, которые мы собакам не даем. Это куриные трубчатые, от кроликов, от крупных животных. Так как считается, что они могут принести вред. Мы вреда не замечали, но на всякий случай острые кости выбрасывались в папину печку.
Очищая вольеру восточницы Мирки, Юлька нашла старую-престарую кость величиной с саму Мирку. На кости были видны следы воздействия собачьих зубов, но в целом она была не повреждена. В топку она не входила. Папе дали задание кость увезти подальше и выкинуть. А папа, Женя большой, как и все мужчины, задания выполняет от сих до сих. Поэтому кость он вывез в яму, куда мы скидываем весь мусор и завалил ее навозом. Яма эта -бывшая воронка от бомбы, и таких углублений вокруг нас не меряно. Самое странное, что эта яма за десять лет так и не смогла заполниться.
Кость покоилась где-то внутри мусора и на глаза не попадалась.
А вечером я вдруг обнаружила, что около меня никто не трется с просьбой погладить, снять клещей или просто поиграть. Удивилась и забыла. Забот и так полно, не до собак. Но потом Юлька хмыкнула, что старую кашу в котелке никто не съел и ее пришлось отдать курам. А папа, выгребая из кармана корки и крошки хлеба, долго и тщетно звал Блошу и Ферьку.
А потом у нас на ночь глядя пропало электричество. Когда уже ночью я закрывала двери и включала лампы на улице (с надеждой, что электричество появится), около двери не было ни одной псины.
Рано утром следующего дня пришел наш папа и со смешком рассказал, что повез тележку с мусором в яму и чуть не наехал на Блошу. А рядом с Блошей лежала Ферри и они обе…охраняли великанскую кость. Выкопанную из груды навоза и отходов.
Естественно, зубы мелких собак не причинили кости никакого вреда. Когда Женька маленький собрался по делам в соседнее село Моховое, ему в машину положили кость с заданием выкинуть куда подальше от дома. Что и было сделано. А около двери в дом снова валялась, задыхаясь от жары, наша четвероногая охрана.
Эта собачья иммиграция показала, что важнее костей на свете ничего нет. И отсутствие электричества их не волнует. Вот так-то.

косточка

spacer

А теперь меня погладьте

А теперь меня погладьте
Коровы в этом году ночуют в так называемой палатке. На столбы натянута нетканка по бокам, а сверху-банер. Вошли туда две коровы и телочки. Сейчас, когда ноль градусов, в помещении животные так надышут, что на ночь мы вынуждены приоткрывать верхнюю часть двери, которая сделана из ватного одеяла. Немножко не удобно. Но тепло хранит отлично.
Каждое утро папа выводит на дойку по-очереди сначала корову Дуню, а потом Лапушу. Лапуша очень крупная и с высоко поднятым задом-вероятно, бык был американской селекции. Там высокозадые и большущие рогатые коровы. Выходит она с удовольствием. Можно ноги размять и полизать пенек. Вот странные у коровы пристрастия. На пеньке мы убрали последних трех старых кур. Вся поверхность пенька залита кровью. И корова тянется к нему, чтобы…облизать. Ну, не плотоядное она животное. Юлька понаблюдала и сказала, что надо ей дать препарат железа. Так что Женьке маленькому ехать в вет аптеку.
Женя большой оттягивает ее от пенька и направляет к ванне с водой. В воду добавлен бидончик кипятка, но вода все равно холодная. Зима же. Лапуша припадает к ванне и пьет воду большими глотками, потом морду поднимает и вся кривица-это ей сводит от холода зубы. Позевав и успокоившись, она воду допивает, а потом сворачивает шею назад и ждет.
В это время Юлька закрывает палатку и отдает двум телочкам по ведру, в котором кружка дробленки с солью. И все это время, пока она возится, Лапуша стоит неподвижно, глядя за спину и ждет…ждет…ждет… В ее понимании, пока не погладят, не почешут за ушком и не похлопают по харе, доиться нельзя.
Но вот Юлька освобождается и подходит к корове. Та закрывает глаза, вытягивает морду и блаженствует те несколько секунд, пока ее гладят ласковые руки. Юлька тихонько хлопает корову по тылу и говорит ей укоризненно:
– На ручки брать не буду, ты вон какая громила вымахала, к лету будешь выше меня…
Лапуша открывает огромные простодушные глаза и нехотя идет за папой к станку. Доиться надо…
Юлька цепляет ей ногу веревочкой и доит в ведро, которое она удерживает, сжимая коленями. Я так не умею, она держит на весу даже полное ведро. Но Лапуша дает мало. Около шести литров в дойку вечером и чуть побольше утром.
Дойка окончена, снята с ноги веревочка и корова бегом мчится к ведру. Вот уж слоненок вырос…не дай Бог Юльке споткнуться…
Наши восточницы Мира и Пыша носятся около коровы, орут и тычут в нее носом. Сколько можно жрать дробленку, пора идти в палатку. Корова нехотя отмахивается от них головой, но это не серьезно. Это просто игра. Вылизав ведро, Лапуша подлизывает на снегу просыпанное и вздыхает-вкусно, но мало.
А в палатке ее ждет копешка сена. Есть ее корова будет до вечера, поглощая небольшими охапками все светлое время суток, временами ложась и отдыхая. Вечером получит еще, а ночь продрыхнет, развалившись на левом боку, и встанет, нехотя и потягиваясь, только утром, навстречу хозяину.
И так каждую дойку-вы меня погладьте..я хорошая

1800720_200

spacer