Древняя молью побитая кошка Маша

Древняя молью побитая кошка Маша
Я и Женька маленький сидим за столом и пьем чай с мясными пирожками. Так вкусно, что я вытаскиваю еще один, пятый…и думаю, что вот чай в чашке кончится, и я еще себе налью…чтоб шестой пирожок съесть… Вот ведь жадность обуяла. С другой стороны, за стол за весь день я сажусь только второй раз. Так как ничего в горло не лезет-суп и каша надоели, на лапшу глаза не смотрят, вареное мясо в зубах вязнет. Мяса нам хватит по май месяц. Я его экономлю, но в этот раз сварила большой кусок-просто так пощипать. Так как и Юлька и Женя большой что-то хандрят. Видимо, весна скоро, яблок хочется, бананов, апельсинки, да денег на них нет.
И тут замечаю уголком глаза какое-то шевеление на полу в Машиной чашке. В метре от своей миски сидит сама Маша и внимательно наблюдает за ней. Я присмотрелась, а в ее миске копается землеройка. У нее длинное рыльце и она худенькая и маленькая, в отличие от мышек. Зверушка так поглощена выскребанием остатков, что ни на что внимания не обращает. А Маша сделала несколько шажков и приблизилась к миске вплотную. Голову свесила и смотрит. Поза у нее расслабленная, хвост лежит спокойно, морда безмятежная… По фиг ей землеройка. Она просто кино смотрит.
Женька маленький не выдержал и Маше говорит:
-Маша, ты древняя молью побитая кошка. Жрать не хочешь, так хоть придуши грызуна то…
Маша поворачивает к нему голову, мгновение изучает его слова, а потом поднимается и, костыляя на трех лапах, уходит на печку. Вроде как, восемнадцатилетней кошачьей старушке влом ловить землероек.
Молью побитая древняя кошка поворачивается к нам спиной и заваливается спать на верхотуре печи в жаре и неге. А мы…остались при своих интересах.
маша для рассказа

spacer

Как поживаешь, мышонок

Как поживаещь, мышонок?
Кажется, что такое мышь? Умеет она думать? Или все на инстинктах?
В нашем хозяйстве телочки и бык стоят в так называемой “палатке”. Это сооружение для народившихся телят, состоит из столбов, крыши и нетканки с пленкой по бокам. Ветер ее не продувает-пленка задерживает. Тепло не уходит-нетканка препятствует. В дни холодов, когда на улице было около минус двадцати, мы плотно закрывали дверной проем одеялом, обшитым нетканкой. Внутри было плюс пять. Животные так разогревали себе атмосферу, что когда мы поили телят, я заскакивала к ним погреться. А сейчас, при нуле на улице, вынуждены одеяло поднимать на весь день. Иначе у телок будет, как в тропиках.
В один из дней, когда я раздавала сено, а потом тихонько стояла, наблюдая за своими подопечными, как они едят, и не заболел ли кто, то заметила, что из под одного опорного столба выскочил малюсенький мышонок. Он подбежал под коровью морду, быстро-быстро стал рыть ямку, как собака, передними лапками. А потом сел, как белка, держа в лапках найденное зернышко, и стал быстро его грызть. Не делая перерыва на осмотр обстановки, мышка снова копала ямку и снова грызла зернышко. Зерен было немеряно-телки травяной мусор с земли не вылизывали, и он копился. Тут были семена трав и цветов, просыпанная пшеница и крошки хлеба из моего кармана.
Бык Ванька-дурачок (так назвали его из-за еще малышового упрямства) этого мышонка, естественно, увидел, и, прожевывая сено, внимательно за ним наблюдал. Вот мышка слишком близко подвинулась к его морде, и бык фыркнул на нее. Маленький воришка сжался в комочек, но не убежал, а через мгновение снова стал копать ямку прямо под подбородком Ваньки. Бык скосил глаза вниз и повернул башку так, чтобы задеть непрошенного постояльца рогом. Да куда ему, такому неповоротливому… Тогда Ванька торопливо хапнул сено прямо над мышкой, боясь, что она съест его сено быстрее, чем прожует он.
Эх, все -таки Ванька свою кличку оправдывает. Дурачок он. Кто ж с мышкой воюет? А мышонок продолжил свою деятельность еще энергичней. Видимо, как и Ванька, он опасался, что бык съест его зернышки. То есть, был равен ему по уму.
Через пару дней я снова увидела мышонка. Мне показалось, что он чуточку подрос. В этот раз он копался под мордой телочки ЛАпушки. Телка была здоровенная, ростом по плечо нашего папы, Жени большого. На мышонка она глядела изредка, все внимание было к сену. Вот мышка прыгнула прямо к ее ноге. Я еще подумала, что сейчас телка на нее наступит. Но Лапушка ногу отодвинула подальше, грохнув по деревянному настилу здоровенным копытом. Мышонок подпрыгнул от резкого звука и убежал под столб. Вот и все, исчез, подумала я. И тут мышка выскочила снова. Она подбежала прямо к морде телки, а Лапуша приблизила свой нос, испачканный в дробленке, прямо к мышке, узнать, кто это такой. И тут…мышонок встал на задние ножки и…быстро снял с ее носа зернышко пшеницы. Ай!…Лапушка резко метнулась назад. Ее нос неприкосновенный. А мышонок, испугавшись резкого движения, убежал к себе в норку, уронив свое зернышко, так нагло добытое.
Я еще так не смеялась. И поняла, что ум не зависит от величины животного. Сравните мозги телки и мышки, килограмм и несколько миллиграмм… а думают одинаково.
Еще несколько дней при кормежке телок и быка я искала глазами мышонка, но он пропал. Так как внутри “палатки” наши кошки не охотились, скорее всего мышонок стал взрослым и ушел осваивать новые пространства. Не люблю мышей, но ему пожелала удачи.

мышь к рассказу

spacer

Как Кузе отдавили ножку

Как Кузе отдавили ножку
Каждый день около двенадцати дня наша лошадка Майка выходит на улицу. Юлька берет ее за повод и ведет к бывшему пруду. На его дне летом была буйная растительность с меня ростом, и зиме никак не удается ее засыпать снегом. Вот туда Майку и ставят.
Перед тем, как вывести лошадь, нужно сделать некоторые приготовления. Ритуалов, так сказать. Дать ей ведро воды. Забрать из стойла ведро, в котором Майка вечером получала кашу из чугунка (у стенок каша пригорает и псы ее не едят). Отодвинуть вилами сено от ее ног, оно останется на вечернюю кормежку. Погладить лошадку по мордане и очистить глаза, которые она засоряет мусором от сухой травы. Снять цепочку в стойле и намотать ее на руку, но так, чтобы при рывке она легко снялась с локтя. Наконец, открыть дверь стойла настежь и топать к выходу.
В этот момент выхода лошади вокруг нее начинается хоровод всей свободной живности. Кошки соскакивают с печи сарая и выстраиваются с боку коридора, чтобы наблюдать процесс. Кот Кузя, особенно не думая, выходит впереди Майки но сзади Юльки, заставляя кобылку замедлить шаг. А так как Юлька шагает широко, то дергает повод и заставляет Майку пошевелиться. У выхода из сарая уже громко кричат дворняжка Блоша и келпи Ферри, а над ними стонет от возбуждения восточница Пыша…За всей толпой четвероногих болельщиков стоит наш папа с большим молотом, чтобы забить кол, на который нацепят цепь…
А Кузя, гламурно подняв хвост и вышагивая впереди Майки, свой шаг с ее ножищами не соизмеряет. В результате Майка, поторапливаемая Юлькой, поспешила и…наступила копытом Кузе на переднюю левую ножку… Просто она загляделась на собак и кота выпустила из-под своего внимания.
Сколько было крика и возмущенного шипения Кузи… Он стремглав метнулся обратно в сарай, крича от досады и посыпая лошадку отборной руганью… Да кто ж виноват?
У Кузи левая нога-многострадальная. При драках именно она страдает от укусов соперника, и половину лета кот ее бережет, пока не затянутся раны и он сможет на больную ножку наступать. А тут Майка боли добавила… Спасло Кузю от перелома то, что лошадь наступила не концом копыта, а серединой, где у нее стрелка и полость копыта земли не касается. А также то, что был на тропинке не лед, а мягкий снег, выпавший в эту ночь.
Лошадка, окруженная эскортом из собак и людей, благополучна ушла на кормежку, а Кузя возмущенно сидел на печке и сверлил меня глазами. Я кинула ему на пол кусочек вареной курицы. И кот сразу же спрыгнул вниз. И ловко приземлился на все четыре ноги. Никакой хромоты я у него не увидела.
Симулянт он. Хотел своей ножкой нас разжалобить. И добился этого-его погладили и приласкали. И угостили. А он даже забыл, какую ножку ему отдавили.

На фото Юлька забивает кол. Это Майка и ее жеребенок
001

spacer

Телочка Манька плачет

Телочка Манька плачет
Нашим маленьким телятам –телочке Маньке и бычку Буянке- исполнилось 7 месяцев. Стоят они в одном стойле, так как маленькие. А люди-наши соседи, задумались о пропитании. Год предстоит не простой. Газет здесь нет, но ТВ смотрят и главное, черпают информацию между слов . А междометия, отмечающие слова ведущих, точно определяют отношения людей к происходящему на экране:
-Ври…ври дальше…
-Да откуда ты это взяла…
-Вот иди и сам попробуй…
-Размечталась…
Так что, все готовятся. Поэтому мы не удивились, увидев машину соседа из ближайшей к нам деревни:
-Бычка вашего старшего продайте…
-Так у нас в этом году уходит старая корова, не покрылась весной, да бык полуторагодовалый…,-распинается Юлька.
-Да куда вам столько?-увещевает ее сосед.
-Ага, а чем крыть коров осенью?-вопрошает дочь.
-Так быка то мы додержим до следующей зимы, вот и покроете,-рассуждает сосед Вениамин,и, видя наше колебание, заключает,-завтра приеду, подумайте.
Так что вечером семейный совет решил, что надо оставить быка полуторагодовалого, так как он к морозу не восприимчив, а молоденького продать, так как места в сарае уже нет- жеребчик не продался, в зиму пошел. А нетель пускаем в зиму взамен старой коровы. Очень жалко старушку, но ей почти 12 лет. Уральских кровей корова. Трудно ей пришлось-с трудом к климату местному привыкла, с трудом на другую траву перешла… Спасибо ей за молоко вкусное и сладкое. Но нет столько сена и ресурсов просто так держать крупное животное.
На следующий день слышим, собаки заливаются и машина фырчит. Сосед приехал. Обговорили с ним цену, а сосед просит сбавить тысячу в обмен на банку меда. Посмеялись и сбавили. Мед всегда пригодится. Бычешке маленькому сделали из веревки уздечку и провели к машине Вениамина. Он открыл задний багажник у машины, куда и слоненок войдет, и мужчины поставили передние ноги бычку в машину, а потом приподняли и подтолкнули задние. И вот наш малышка уже в машине. Свесил морданю на передние сиденья и удивляется, где это он?
Уехали. Ну, чтоб все удачно было.
Телочка Манька вдруг обнаружила, что она одна. Как так? Куда ее дружок исчез? И Манька давай его звать. Уже ночь наступила, а телочка ни на минуту не утихла, кричит и кричит. Я несколько раз по маленькой охапочке сена ей клала, да вот только с глаз ее исчезнешь, как снова ее голосок выводит:
-М-о-о-о-о-у-у….
Потом все спать легли, а за окном плач стоит. Все ворочаются, но молчат. Что скажешь то? Потом папа не вытерпел, и говорит:
-Юль, иди соску телке дай.
Мы хохотать…А Женька маленький из-под своего пухового одеяла:
-Борисыч, отведи ее к Вениамину на свидание с бычком…
Так что заснули под утро. И весь следующий день слушали Манькин плач. Потом снова ночь настала. Что делать? Кричит рогатый ребенок. Я сделала не половинку, а полное большое ведро с пойлом, накормила Маньку до отвала, так она и в ведре с полным ртом ухитрилась кричать. Надо же так переживать. Но прогресс был- спокойные периоды стали удлиняться. Днем слушаем- тишина. Я заглядываю в сарайчик, а измученный теленок, свернувшись колечком и спрятав морду в боку, спит. Ну, вот, успокаивается. И только на четвертый день Манька стала кричать по делу- кушать подавай.
Соседка спрашивает:
-Что это у вас теленок три дня кричал?
-Манька плакала, что одна осталась.
А мы говорим, якобы что они понимают? Много понимают, оказывается.

001

spacer

Наши дороги, или чиновники постарались

Наши дороги…или чиновники постарались
Наша лошадка Майка, коровы Дуня и Дашка, а также другой четвероногий и двуногий народ нашего двора выражают благодарность нашим чиновникам-госпоже Никифоровой и господину Калине.
В этот год без особой ругани нам чистили дорогу до деревни Моховое, где сосредоточена для нас основная жизнь-два микро магазинчика и склад фермера Миши. Мы зависим и от первых и от вторых. Магазинчики нам предоставляют услугу в кредит, что очень ценится, особенно в дни, претворяющие получение пенсии, а Мишин склад снабжает нас зерном тоже в кредит, в счет весенне-летней отработки нашим зятем. Теперь вам понятно стратегическое значение нашей дороги-купить продукты после получения пенсии, т.е. затариться, по возможности, на 3-4 недели. А также завезти зерно. И если зерно в 4-х километрах от нас, то за деньгами, чтобы перевести пенсионные на карточку зятя, нужно ехать в Куркино, а это 4 км плюс 30 до городка. Да еще помотаться по складам, чтобы закупить муку и сахар, макароны и рис, гречку и горох…
В этот раз недели полторы назад нам прислали трактор в самую метель-сосед Слава не продумал время вызова подмоги. В результате и свою машину посадил в сугроб, и дорогу замело сразу вслед трактору.
А у нас стали кончаться продукты и, самое то главное, зерно. Попробуйте объяснить лошадке Майке, что ей не будет сегодня кружки дробленки, а коровам Дуне и Дашке, что придется обойтись одним сеном. Сколько крику, топанья, ломания дверей и бодание стойла…. Юлька уже и в поле крапивы серпом настригла, чтобы успокоить нервы страждущим, и попоила лишний раз, и даже сена дала чуть поболе, чем обычно…
Остатки зерна пошли только на кашу псам и курам. Т.е. тем, кто без дробленки останется некормленным.
Поэтому Славе дали задание-срочно звонить и решить вопрос с трактором. Слава отчитался-его «послали». Ну, это понятно, не всегда его речь членораздельна. И пришлось договариваться Женьке маленькому. В этот раз вопрос дошел и чиновники-названные в первом абзаце- вопрос решили. В понедельник мы услышали гул трактора…а когда выглянули во двор, то узрели аж целых два агрегата, идущих «паровозиком».
То-то было радости. Так как фермер Миша,со своей стороны, не только подтвердил срочную нужность трактора, но и дорога к его складу тоже требовала помощи. Так что уже днем мы любовались горкой мешков с зерном. Спасибо всем…
А вечером Майка хрустела зерном и бурчала мне в ухо:
-Бу-бу-бу…,-мол, если дверь копытом не вышибешь, то зерна от вас не дождешься.
А коровы вылизывали вЕдра и внутри и снаружи, так что они стали чистые и блестящие, и никак невозможно было их забрать-вдруг там еще что-нибудь осталось и надо проверить еще и еще…
Что уж про нас говорить, мы хоть зерно и не едим, но радовались вместе со всем четвероногим людом…и хорошим словом поминали и Никифорову, и Калину…постарались.

0001

spacer

Вот так веревочка

Вот так веревочка…
Юлька с хохотом ввалилась в комнату и объяснила сквозь смех:
-Принесла овечкам веток, и вижу, что около их двери змея лежит. Где-то полметра…а голову не видать. Я взяла и тихонько ее шлепнула веревочкой, а она…,-тут Юлька снова закатилась смехом,-вместо того, чтобы уползти, вдруг обернулась и посмотрела на меня…чтобы узнать, кто до нее дотронулся. А на шейке-два ярко оранжевых пятна… Ужик!
-Ты поаккуратнее играй с ними. Могла оказаться и гадюка.
Не помню, в какое лето, но однажды я слезала с сеновала по лестнице и чуть не наступила на гадюку. Змея постаралась побыстрее исчезнуть в щели стены, а я потом всегда смотрела под ноги, прежде чем ступить в тапочках с перекладины лестницы на землю.
История с ужом имела продолжение. В этот раз я относила овцам сено, и вдруг увидела около двери очень красивую толстую веревку. Мне стало интересно, откуда тут веревка? Новая и блестящая? Нельзя ли ей попользоваться? Я наклонилась пониже и вдруг…дошло до меня, что никакая это не веревка, а тело змеи. Сделав шаг назад, я вспомнила Юльку. Тут змея зашевелилась, сквозь траву на меня глянула аккуратная головка с двумя ярко оранжевыми пятнышками на шее, и животное не спеша скрылось в крапиве.
Уже глубокой осенью Юлька печальная пришла домой. В ее руке болталось маленькое тельце ужика. Совсем крошка, сантиметров десять. Кто-то его умертвил-около головы была большая рана. Мы засунули его в сушильный шкаф. Через месяц я достала из него малюсенькую мумию змейки. Как напоминание-все мы-твари Божьи. И люди, и змеи…
001

spacer

кого приютило алоэ

Кого приютило алоэ
Никогда не знаешь, кому понравится у вас жить. Прошлым летом все наши комнатные цветы были выставлены на улицу для оздоровления. Все кактусы оценили прелести погоды и стали бурно увеличиваться в размерах. Даже стандартное алоэ вдруг стало налитЫм и упругим. Кажется, дотронься до него-и сок брызнет… что уж говорить про лиственные. Немного покапризничав и сбросив зимнюю листву, они резко пошли наращивать зеленую массу. Мы, проходя мимо, радовались и поощряли их:
-Ты посмотри, как стали расти. Вот что значит свобода… Молодцы!
А недавно Юлька и Женька маленький притащили в упаковке саженец груши из магазина-ее отдали просто так, она потихоньку умирала… Деревце пересадили и оставили у стены дома, где теплее. Поливали дождевой водой и оно вдруг выпустило первый листочек.
Каждый день все домочадцы останавливались около горшков и наблюдали за понравившимся растением. Юлька за кактусами, Женька маленький за грушей, а я за алоэ. И только наш папа, Женя большой, просто окидывал взглядом зелень и ворчал, что ходить к телевизионной антенне стало трудно, одни горшки кругом.
В один из дней, когда я готовила обед, прибежала Юлька, схватила фотик и меня поманила на улицу:
-Гляди сюда…, и ткнула пальцем в алоэ.
Я смотрела-смотрела, но ничего не увидела.
-Да ты в серединку смотри, в серединку…она там сидит,-горячится Юлька.
Кто там в серединке? И вдруг я увидела…маленькую и великолепную по окрасу лягушонку. Ее шкурка сливалась с фоном, ее окружающим, и переплетение тени и солнца, листвы и сочных ветвей алоэ, маскировало маленькую тварь в камуфляже.
Мы минут десять крутились около лягушки. Но у нее оказались стальные нервы и она никуда не ушла. Вернувшись через час проведать ее, мы увидели одинокое алоэ без квартирантки.
Вот так неожиданно приоткрывается красота простого и маленького животного. Казалось бы, ну, лягушка…мало их что ли? Однако она заставила нас стоять около себя и просто ею любоваться.
лягушка два

лягушка раз

spacer

Я устал объяснять

лошадкаУстал объяснять…
Приходит Женька маленький из сарая, куда он привел лошадь с поля. Весь в снегу и с заледенелыми рукавицами. Недовольный. Оказывается, Юлька, как обычно, лошади положила сена, а вот ведро с дробленкой решила оставить на потом. И Майка возмутилась…
Тут есть один нюанс. Наша лошадка всю зиму на подножном корму. Сено получает немного утром и вечером. А весь день с 11 утра и до 12 ночи она достает траву из-под снега. У нее это получается отлично-она приходит кругленькая и вальяжная. По-моему, ей абсолютно безразлична температура на улице, даже в сильный ветер ее шуба не пропускает холод. Привязана она на длиннющую цепь (все веревки давно ею порваны), и за ней остается пустая поляна истоптанного сена.
Майка ценит свое стойло только за одну вещь-в сарае она не одна, а в обществе. Так как по соседству еще две коровы и три теленка. Но вот дробленку Юлька всем разносит очень поздно. А Майке надо в момент ее прихода. Чтобы в стойло зашла-а там уже ведро и сено в уголке…
И вот представьте, заходишь в свое стойло, ищешь свое ведро, а его нет…совсем… Как тут не возмутиться?
Женька маленький раз пять объяснил Майке, что через час Юлька раздаст дробленку всем, и ей тоже. Но лошадь высунула морду над проходом и не выпускала его из сарая-вынь и положи положенное угощение…
Поэтому мой зять рассердился на Юльку и сказал, что он устал объяснять лошади, что ее не забудут…
Вот с тех пор в стойло Майки сначала ставится ведро, и только потом кладется сено. Чтобы ничего не объяснять и не оправдываться.

spacer

Вредная Дашка

Вредная Дашка
Когда у вашей коровы рождается теленок, он с самого рождения имеет только ему присущие черты характера. Их видно с первого дня. И они присутствуют до самого конца жизни животного.
Дащка родилась у Дочки. Когда мы отнесли ее в сарай в ее будущее стойло, телочка сразу же, не успев просохнуть и не полежав ни минуты, стала пытаться стоять. Она падала и снова вставала. Когда Юлька пришла с первой бутылочкой надоенного молока, Дашка уже стояла, оперевшись боком о стенку для равновесия. Повозившись с телкой, стараясь открыть ей рот и впихнуть соску, дочь сумела выпоить малышке стакан молозива. А вечером у собак был пир. И даже каша осталась недоеденной-молозиво было густое, как сметана.
Потихоньку стало понятно, что телочка страшно упрямая. Если она усвоила, что пить молоко надо у двери, то всегда пила только там. А когда ее переводили на ведро-в недельном возрасте она выпивала уже пять-шесть литров молока-то без Юлькиного пальца пить из ведра отказывалась напрочь. Это была самая вредная телушка-ее дольше всех приучали к ведру.
Сейчас это большая взросла корова. Она уже родила своего первого теленка этим летом.. Но ее характер-самый вредный из всех наших коров. Когда моя дочь стала ее доить в первый раз, Дашка с удивлением обнаружила, что ее, вольную коровку, заставляют стоять неподвижно аж целых двадцать минут. Мнут и тискают вымя-оно припухло и сосочки утонули в его объеме…Первое желание Дащки-отбиться от посягательств на свою особу задними ногами. Но Юлька тоже не лыком шита-в ее руках двойная короткая веревка. Надо так угодить по ногам коровы, чтобы она сама ногу отодвинула назад. Это кнут. А пряник-похвалить, как только встанет правильно. Доить пришлось в кружку-Дашка била задними ногами на каждое прикосновение к вымени.
Выдоили мы с нее в первый раз поллитра. Юлька посмотрела в ведро, куда она сливала с таким трудом надоенное, и вздохнула:
-Надеюсь, она раздоится…
Когда корову завели в станок второй раз, Дашка была удивлена до крайности-как? Ведь она только утром была там, зачем ее ставят еще раз? Мы видели ее удивление на морде целую неделю, пока с вымени не спал отек и Дашка перестала чувствовать неприятные ощущения от дойки.
Но, что интересно…телочка от Дашки росла и пила ровно столько, сколько дает мамаша. Сначала по литру в день. Потом по два…по три…а в середине лета уже по пять литров зараз. Поили Дашкину телочку молоком долго-сама корова была небольшая и телочка у нее родилась миниатюрная. Как такую крохотушу на корову оставлять? Но впереди было все лето, зима и следующее лето…подрастет-посмотрим.
В мае случилась беда-Юлька попала в больницу. С этого момента все хозяйство легло на меня. Дойка, кормежка, выпас, сено… Женька маленький и Женя большой старались, как могли, мне помогать…
Но проблемой для меня стала Дашка. Она упорно не хотела доиться. По ее морде было видно, что она не понимает, за что ее наказывают стоянием неподвижно…зачем нам ее молоко? Мне пришлось придумывать способы ее укрощения. Я поразмышляла и заставила Женю большого модернизировать станок, в котором мы доим коров. Прибили еще одну доску-накрепко привязывать животных за рога. На задний столб я вбила два гвоздя, утопив их в древесине почти до самых шляпок. Под ноги коровам положили настил из толстых досок-чтоб не тонули в грязи после дождя. А то они стали стоять буквально в земляной яме.
Технология была проста. Ставили корову в станок, голову фиксировали веревкой, на заднюю ногу я накидывала двойную петлю, оттягивала ее назад и, проведя веревку вокруг столба, цепляла за гвоздик. Опытным путем было найдено расстояние для узелка, который за гвоздик и держался, и дойка резко облегчилась.
Дашка ногу давала и сразу же я ее фиксировала петлей веревки. Нога вставала неподвижно. Дашка первое время пыталась ее выдернуть, дергала всем телом, но побороть привязь не смогла. И я смогла доить ее, не опасаясь копыт и опрокидывания ведра. Со временем корова смирилась с дойкой и стояла неподвижно до конца. Выдавала она пятнадцать литров в день.
В середине лета Юлька уже смогла немного мне помогать. Она кормила своих псов и руководила постановкой коров на пастьбу. У меня освободилось немного времени для отдыха.
Наступила осень, а потом и зима пришла со снегопадами. Мы продолжали выпасать коров по снегу. И тут обнаружилось очень ценное качество Дашки. Она не снижала объем выдоенного молока, даже в холод и на подножном корму. С началом снегопадов дойных коров мы заводили на ночь в стойла, чтобы они не застудили вымя, и немного кидали сена, чтобы им было комфортно. Утром я их доила в станке и они отправлялись в поле на еще видимую из-под снега траву. Стоило раскопать мордой один кустик, как рядом обнаруживался второй и третий…и за день коровы так набивали сухой травой пузо, что приходили с хорошо округленными боками. Дашка продолжала давать в день почти десять литров. По ее росту это было нормально. Но потом надо стало ее запускать. Она отдоилась десять месяцев и до рождения теленка оставалось два. Эти два месяца отдыха от дойки и полное подчинение ее организма для роста теленка. А Дашка продолжала гнать молоко… Я уже и подкормку убрала, и по советы Юльки стала доить раз в день… а потом раз в два дня… молоко убывало медленно.
Но всему приходит конец. Дашку прекратили доить за полтора месяца до родов. Она снова стала расти и перегнала свою мамку Дочку на десять сантиметров. Я все время замечаю, что коровы растут в момент ожидания теленка. Примерно до пяти лет. И становятся большими и дородными. И Дашка-не исключение.
Все лето и осень мы пытались Дашку продать. Не хотелось обрастать коровами, когда есть молодняк на подмену. Но Дашка и тут осталась вредной-никто ее не купил и она осталась у нас. Ну что ж. Так тому и быть. Молока она прибавит литров до двадцать пяти и себя оправдает.

дашка

spacer

Кто съел куриную головку

Кто съел куриную головку?
Сижу, пью чай, наслаждаюсь отдыхом. Тут слышу, как Юлька что-то рассказывает Женьке маленькому, да громко, с возмущением…
Женька маленький хохочет и повторяет ее слова:
:-Головку слопали…
Потом голос дочери медленно передвигается в мою сторону, и я вижу ее смеющееся и удивленно-негодующее лицо:
-Смотри,-дочь выхватывает из тазика, где оттаивают куриные головки для собак, не успевший растаять кусок,-все головки в помете, клочках шерсти, у одной глаза съедены…
Я смотрю, и начинаю хохотать:
-Это кто же так постарался?
Нерастаявшие куриные головки как черным маком посыпаны, в одном месте, рядом со съеденным глазом, пятно прилипшей и вмороженной в мясо шерсти…
Коробки с куриными головками у нас лежат в яме на улице. Эту яму я вырыла летом, чтобы мясо поменьше таяло и чтобы не засорять холодильник. Яма внутри обита пленкой с теплоотражателем, и такой же крышкой. Туда входят четыре десятикилограммовых коробок с мороженными куриными головками. И эта груда мяса не тает до тех пор, пока не остается последняя коробка. Но и в ней головки просто потихоньку тают, но не тухнут.
Юлька кидает испорченный кусок мяса в тазик и говорит:
-Когда открыла крышку ямы, на коробке сидела землеройка, вот такая,-и показывает кончик большого пальца,-поэтому и сил у нее хватило только на один куриный глаз…
Тут мы начинаем смеяться все вместе. Хвостатый грызун настолько мал, что если бы не обгадил мороженые головки и не оставил улику в виде своей шерсти, мы бы ни о чем не догадались.
А съеденный им куриный глаз у мороженной головки мы ему простили.

землеройуа1

spacer