Чуня черная

Чуня черная

Поселилась у нас Чуня черная…просто обыкновенный черный котенок.
Собственно предистория события была такая: Женька маленький давно заказал у знакомых черную кошечку. Чисто черную. Но, как это часто бывает, черные не рождались. Рыжие, черепаховые, чернобелые, серые, всякие – пожалуйста. А вот черные, ну ни как. Года полтора-два прошло, мы уж и забыли про черную кошечку, и тут вдруг у кого то получились двое черных. Котик и кошечка. Вот кошечка у нас и появилась. Не совсем правда чисто черная. Крохотный галстучек и трусики-стринги в три волосины – белые, но это уже придирки.
До нее уже была попытка взять в дом кошку для комнаты. Мурку. Но она не захотела ходить ни в лоток, ни в подпол, куда у нас бегала Маша, как добропорядочная деревенская кошка. и гадила во всех углах и на всех тапочках. Пришлось Мурку переселить в сарай.
Имя тоже придумалось не сразу. То Киса, то Мася, Маша, то еще как то. Ничего не липло. Временно называли Цыганка, и Чернушка. Но слишком длинно, сократили до Цили и Чары, и вдруг осталось – Чуня.
Кстати, я тут встретила громкую критику от читателей, что ходить в подпол кошке-это запах…запах…запах…

Скажу следующее. Мы с Урала. Не знаю, где живут критики, но у нас в деревне абсолютно все кошки у всех жителей зимой ходят в подпол. Для них даже маленький вход устраивают где-нибудь в уголке комнаты. Кошки туда заходят для своих дел. И у нас так было в доме, который мы купили в деревне, как дачу, но жили там постоянно. Никакого запаха я никогда не ощущала…да он и не мог никак проникнуть в комнату. Там же, в подполе, отверстия вентиляционные, земля с песком…да и сам подпол-глубиной метра полтора.

Так вот. Наша вновь приобретенная Чуня стараниями Женьки маленького стала с первой попытки находить лоток. Но это в первую неделю. А во вторую-она по следам нашей ушедшей за радугу Маши тоже стала спускаться в подпол. и мы сейчас не нарадуемся.

У нас в полу одна доска не прибита. Там щель, куда гуляла Маша и куда стала гулять и Чуня. Золотая кошка.
Могу сказать, что котенок оказался крайне воспитанным и с незаурядными умственными способностями.

Если, допустим, она кому-то прыгнула на колени, а у человека нет настроения ее гладить, оказалось, хватило двух раз спустить ее вниз за шкирку. со словом НЕЛЬЗЯ.
Теперь Чуня подходит к ногам, и если хлопнуть ладонью по коленям, она взлетает к вам прямо в руки.

Но если настроения нет, достаточно сказать волшебное слово НЕЛЬЗЯ. Чуня оскорбленно отойдет, посмотрит на вас осуждающе через плечо и гордо уцокает на чью нибудь койку охорашиваться.
Такое впечатления, что котенок решает отмыться от вашего волшебного слова и стать чистеньким.
Но, пожалуй, самое удивительное в Чуне-ее передние лапки. Это даже не лапки, а ладошка с когтями. И сразу понятно, Чуня-правша. Именно правая передняя лапка тянется к вам, цепляется за штанину и гладит вас по подбородку…
Но вот недавно Чуня, уже ставшая довольно крупненькой с идеальной точеной фигуркой, пришла к нам и давай гордо ходить перед нашими глазами…урчать и всяко привлекать внимание.

Оказалось, она поймала мышку!

Мы не знаем, учила ли ее кошка-мама и сколько классов она окончила у старых хозяев, но судя по мышке, ей пора в университет.

Мышку Чуня есть не стала-Юлька для котенка топориком кромсает куриную головку, которую Чуня съедает за пару минут-так что мышка для обеда не понадобилась. Но охотничий азарт-это самое главное.

Теперь кто-нибудь услышав, как шуршит мышь, кричит:
-Чуня! Мышка!
Чуня прибегает с выпученными глазами, смотрит по направлению пальца и крадусь идет в показанное подозрительное место.

Так что…растем и хозяев радуем.

spacer

Старичье наше любимое

Старичье наше любимое
Этот год для наших собак выдался сложный.

Весной от инсульта у самой старой нашей собаки Миры, которой идет одиннадцатый год, отнялась вся правая сторона тела.
Мира-собака шебуршная, в ней немало немецких кровей, и она беспокойная и вечно бегающая…

А тут…никак встать не получается…за хозяйкой надо бежать-а лапы не слушаются…даже встать над тазиком с кормом-проблема.

Юлька наливает ей ее обед, потом поднимает переднюю часть, заднюю, поправляет передние лапы и Мирка ест и чавкает над своим тазиком.

Потихоньку мы заметили, что собака стала поживее, у нее еще плохо работала задняя нога, но она упорно вставала, качаясь и царапая парализованной лапой землю, и шла за Юлькой.

Как обычно, Мире дали конуру в сарае…как и всем нашим старым собакам-пенсионерам.

Потом лето было в разгаре, Юлька уходила складировать сено, и две овчарки-Мира и ее дочка Пыша-шли за Юлькой плечо к плечу…

Мирке только вставать было трудно. А бегала она очень даже не плохо.

Вот сейчас я подоила корову, и сразу разлила частичку молока Мире, Пыше и Блоше, не забыв наполнить кошачью сковородочку…

Но беда снова подошла к порогу. В этот раз явный инсульт случился у Блоши…Наша малышка вдруг стала ходить на передних лапах. Я когда увидела, как она волочет задние ножки, мне аж плохо стало…

Теперь Юлька занялась Блошей, разминая ей парализованные ножки. И это дало эффект-она сначала вставала на ноги, качаясь и падая задом, а вот сегодня я вижу, что собачонка, весело лая, вдруг прыгает на всех четырех лапках…
Ну, вот…справилась…хотя было видно, что одна задняя ножка чуть подгибается. Но это не мешает бегать и лаять на Мирку.

Ее небольшую будочку тоже перенесли в сарай, где тепло и нет ветра. И Блоша с трудом забирается на свое место…

И…вот уж не везет нашим псам…Джой…красавец и громадина с такой густой шубой, что до тела не доберешься, вдруг резко захромал и его свернуло в левую сторону. Он еще не верит, что заболел, и пытается ходить…но передняя левая лапа не слушается и не держит тело…

Теперь и третьему пенсионеру выделили место в сарае, прямо у печки, хотя я сильно сомневаюсь…жарко будет…шуба у Джоя-как у белого медведя…

Вот наступит завтра, и Юлька займется Джоем-размять ему свернутую набок шею, левую лапу, которая подгибается и не стоит, успокоить, дать корочку хлеба и литр молока…

Вот такой этот 2021 год. Три собаки с инсультом…три старичка…еще недавно гордо махающие хвостом, а сегодня смущенно отводящие глаза-тело слушаться перестало.

Но мы надеемся, поживут еще хоть немного наши старички…они стали сейчас, под старость, мудрыми и спокойными…все понимающие с голоса…старающиеся снова и снова угодить хозяйке, посмотреть ей в глаза…улыбнуться…

Любимые и абсолютно разумные.

spacer

Когда заметает все дороги

Громко, конечно, сказано, но наша живность хочет кушать каждый день. А привезти комбикорм, мясные отходы собакам и прочее для нас- нечем. Наша Майка вот уже две недели стоит безвыездно в своем стойле. Так как снегопад поднял высоту снега в отдельных местах до полутора метров, в других- до восьмидесяти сантиметров, но все равно, дороги не проходимы. Только на лыжах. Мы и возили все на лыжах. А за лыжами, на веревке, корыто. Это наше транспортное средство на время непроходимых дорог для лошади. Да только на корыте тоже много не утащишь. Так как оно не цельное, а клепанное, с острыми ребрами впереди и сзади. И снег едет впереди корыта. Оно ж от тяжести, в него положенной, тонет в снегу. И даже на лыжне. Такая незадача. Но возили. Это была работа Женьки маленького. Пока снег был рыхлый. Час до деревни туда, и два часа обратно. И все. Больше мой зять в этот день уже ничего не мог делать. Вот только солнышко стало пригревать, и дороги «поехали». В низинках появилась вода. Под снегом тоже мокро. Даже дойти до деревни- это проблема, я уж не говорю про груз. Тут Юлька предложила поработать Бароше, но лапы у Бароши протыкали снег и погружались в него по самое брюхо. Бароша беспомощно дергал постромки. А когда его освободили, стремглав убежал к себе в будку. Чтоб хозяйка не передумала. Так мы оказались перед дилеммой доставки продовольствия. Папа немного подумал и приделал корыту спереди заслонку такую, которая повторяла передний изгиб, как у лыж. И , просверлив дырочки, соединил это в один бутерброд. Ну, внешне было ничего.
1 апреля, когда Женька маленький позвонил и сказал, что он уже в деревне, привез комбикорм, крупу и овес для лошадки, идти к нему и везти это чертово корыто пришлось мне. Так как Женя большой занимался печью и дровами, а Юлька ушла за стеблями крапивы, заполонившей окрестности с осени, а сейчас служащей подкормкой для скота. Как бы дополнительно к мизерному количеству сена. И собрать крапиву в приличный пук надо потратить часа полтора. Собралась я сначала пешком. Так как Женька маленький тоже утром ушел пешком. Но, провалившись в снег на всю длину ноги и застряв, как Бароша, я решила одеть лыжи. Они и по воде пройдут, и в ямах не утонешь. Через плечо веревку от корыта одела и вперед. Лыжи ехали рывками, хоть папа их и пропарафинил перед этим, но погода то…..не по лыжам. Я тихонько ползла по ямам, с трудом- по той части дороги, где уже смешались лед и вода. На горку вползала только с помощью палок, а с горки ехала, судорожно согнувшись, так как лыжи останавливались внезапно. Таким образом я шла и шла вдоль бесконечного забора. Видела интересное явление. По снегу бегала целая стайка то ли мышек, то ли землероек. Они носились друг за дружкой, как листочки с дерева от ветра, и норовили спрятаться под мои лыжи. Свадьбы у них, наверно, наступили…
Дорога у нас делится на две части. Первая часть – от дома до конца забора из бетона, минуя водонапорную башню. Забор ограждает участок в несколько десятков гектар, который построил какой-то там генерал в отставке, сначала он разводил косуль и кабанов для охоты, а когда это стало невыгодным, закупал скот и пас его там круглый год. За забором имелось поле, чем-то засеянное, и мы, проезжая мимо него летом, видели коров и косуль. Счастливый человек этот генерал, дал ему Бог денег…Вторая половина пути- это аллея, которая начинается там, где кончается забор.
Когда я дошла до начала аллейки, уже почувствовала, как промокли ноги сверху. Все таки вода перехлестнула через верх ботинок. По аллейке пришлось тропить лыжню самой- старая лыжня свернула на поле, мне немного не по пути. Когда я приблизилась к первым домам деревни, и дошла до Женькиной машины, уже без ватника и без варежек, которые сняла где-то в середине дороги, от меня в буквальном смысле шел пар. Стало темнеть. Фонарик я взять забыла. Женька маленький спешно погрузил в корыто мешок с комбикормом, килограмм пять овса и пару булок хлеба. И по мелочи. Сигареты для папы и шоколадку для Юли можно было не считать. А вот рюкзак, тоже полный, пришлось взять мне. Подвязали ремни повыше, и отправились. Смотрю, Женька вообще почти не может это несчастное корыто везти. Перед корытом бурун снега, он же мокрый, липнет и увеличивается, как пена. Пройдет метров десять-и встанет. Еще десять- опять остановка. Я подумала и предложила Женьке овес и хлеб мне в рюкзак затолкать. Рюкзак то наверху, снег не собирает. Переложили из корыта в рюкзак груз, «утоптали» и утянули. Взвалила я это добро на спину и аж присела. И подумала, что мне ни в коем случае нельзя лыжи в дороге потерять. На них крепления-резинки, на них в любой обуви можно. Но мои ботинки, в которых я поехала, только чуть- чуть резинку цепляют,, широкие у них носы, ехать задом наперед- это когда в горку- чревато. Лыжа улетает. Наклониться то я смогу, а вот встать с грузом- навряд ли И самостоятельно рюкзак мне не одеть. Весовая категория не та.
Уже стало сильно сереть. И луны нет. В общем, пошла я вперед. Женька сзади с фонариком маячит, снег собирает своей ванной. Я пройду метров пятьдесят, оглянусь- а Женькин фонарик все дальше и дальше от меня. Я снова вперед. Женьку жалко, как он, бедный, корыто это волочет, прямо аж сердце заболело и помочь не могу. Сама загружена выше крыши. Скоро я уже и оборачиваться не стала- фонарик из вида пропал. Я шла на автопилоте, опустив голову и не глядя вперед. Было совсем темно. Я выглядывала свою лыжню, и лыжи проваливались на ней резко вниз. Пошел мелкий дождь, и я обрадовалась. Мокрая одежда приятно холодила. Рюкзак защищал спину, так как я шла с сильным наклоном вперед. Моя телогрейка осталась у Женьки на корыте. Промокнет. Да черт с ней. Высохнет. Шла и шла. Ага, аллея дает поворот на забор. Ух-х-х…Половина пути. Встала, легла щекой на палки. Как далеко еще идти. Платок на голове промок. С рукавов вода капает. В ботинках хлюпает. От забора шла уже хорошо протоптанная лыжня. Я ее угадывала по темным ниточкам проступившей воды. Пошла. При каждом шаге проваливаюсь в воду. Иду-иду-иду….В голове крутится картинка, гусеница, как у танка, над ней- седло, сзади- санки, я сижу и еду на этом снегоходе. Легко поворачиваю и взбираюсь на горки, объезжаю воду…Мда…Так шла, пока не почувствовала, что дорога пошла вниз. В этом месте ложе от реки осталось, и забор наращен в два раза выше, чем обычно-генеральские косули стремятся уйти к диким, которые подходят в этом месте вплотную к забору. И тут стала замечать, что, вроде как, какой-то светлячок впереди мелькает. Подниму голову-все черно. Опущу- опять что-то искрит. Иду и думаю, что это такое. И тут вижу, как далеко впереди замигал настоящий огонек. Фонарик. И так мне хорошо стало. Кто еще, кроме Жени большого, мог выйти навстречу. Даже сил прибавилось. Я старалась на остановке согнуться на 90 градусов, чтобы снять тяжесть рюкзака с плеч. Вот и тут, стою, а плечи, как-то, и болеть поменьше стали. Двинулась я на этот фонарик, очень удачно вползла на горку, не потеряв лыжи на льду и воде, и, через некоторое, довольно длинное, время, услышала покашливание мужа.
-Я это, я,- уточнил муж, поравнявшись со мной.
-Женька то где, что-то не видно его,- муж осмотрел мой рюкзак и хмыкнул,- сама то дойдешь?
-Конечно. А Женька маленький очень далеко остался. Наверно, уже идти не может. В мешке то 40 килограмм…
-Ладно, пошел я,- и Женя большой, в валенках с калошами, которые наверняка промокли до упора, пошел дальше, к Женьке маленькому…
А я снова вперед. Настроение поднялось и какая-то обреченность тоже ушла. И пока я с этим чувством шла, увидела сквозь темноту еще более черный силуэт водонапорной башни. О-о-о, я, оказывается, забор прошла. Но эти последние сотни метров перед домом оказались самые тяжелые. Меня хватало метров на двадцать, и я опиралась на палки головой. Вот показался дом соседки, самый первый из всех домов. Я чапала дальше и уже с трудом переставляла ноги. Вот поворот на нашу дорожку, вижу горящее окно в нашем доме. А сил все меньше. Попить бы водички…Дошла до сарая. А вот здесь, на самом знакомом до палочки и камушка месте, не увидела конец сугроба и ухнула вниз. Лыжи слетели, палки в стороны…Я пытаюсь перевернуться со спины на бок, а рюкзак тянет назад. Как муха на липкой бумажке. Дергалась и дергалась, пока рюкзак не стал сползать с левого плеча. А опереться не на что. Правая рука уходит в мокрый снег по самое плечо. И пока самому рюкзаку не надоело сопротивляться, я не могла от него избавиться.
-Юля, Юля,- закричала я дочь. Собаки подхватили мои крики, и Юлька выскочила ко мне. Я уже встала, а рюкзак поднять не могу. Юлька его схватила, втащила в дом и говорит:
-Как ты его несла, я с трудом смогла его поднять….
Сменила я всю мокрую одежду, выпила три стакана чая, и балдею. Так хорошо. Даже про мужчин забыла. А они уже идут. Женька маленький дверь распахивает и втаскивает мешок с комбикормом. Муж заходит. Вымотаны до предела.
Спустя час Женька большой и Женька маленький уже дрыхли, а у меня и Юльки- кормежка, нам никак…
Вот плюсы и минусы жития на отшибе…

апрель 2013

spacer

Музыкальный карман

Сегодня с утра Женька маленький -мой зять- все копошился в своей сумке. Ему предстоит поездка в Ефремов за комбикормом. Сумку надо уложить так, чтобы не устать и не натереть плечо. Так как машина у него стоит в соседней деревне за 4 километра от нашей. И это еще хорошо, так как у других, живущих в таких же медвежьих местах, стоянки еще дальше. Идти придется около 10 утра с другом-соседом из соседнего дома. Одному, как бы, не с руки, вдруг в дороге что-то случится, и помочь, даже морально, будет некому. В последний раз по нашей грунтовке, это пару недель назад, проехал трактор, он если бы ехал прямо, то после него еще можно было- бы приспособиться к дороге, но колея крутится то вправо, то влево, углубляя в местах поворота снежные ямы еще глубже. Поэтому даже Паша на своей Ниве чертыхается, а что говорить про Женькину японку Старлет. Та до самого Мохового будет ползти на брюхе. Если живой останется. Поэтому, жалея свое авто, Женька и оставляет ее на стоянке. А стоянка- у знакомых, у которых « днюет и ночует» не одна машина соседей. Поэтому я, причесав Женьку маленького, снова завалилась полежать. Мое время еще впереди. Зятю я заказала муку и сахар, а Юлька- лекарства и комбикорм. Есть там база, продает все, но чуть дешевле, чем везде, а главное- в одном месте.
Часов в двенадцать дня я вспомнила про Женьку маленького и сразу озаботилась его молчанием. Звоню ему, а у него проблема- тормозная колодка трет колесо и оно нагревается. Говорит повышенно оптимистично, но я то понимаю и тревожусь, что если не сделают колесо, то как они выедут с Ефремова, где им остановиться, нет там таких друзей, чтобы переночевать…И хорошо, что он с Максимом, нашим соседом. Я выглядываю за дверь и вижу, что Лена, жена Максима, тоже тревожится, что-то делает у своего дома и все на дорогу поглядывает.
Время уже три часа дня. Юлька собирается с собаками в поле, собаки орут и визжат так, что у меня заложило уши и я ворчу на них. Что орать то? Никого ведь не забудет, да только псы другого мнения. Я еще что-то делаю, а в голове все мысли о Женьке маленьком. И не звонит, паршивец, как он там? Решаю позвонить, но телефона нет. А он у нас один с Юлькой. Вообще, у нас много чего по одному на двоих. Допустим, у меня и у дочери по паре дырявых валенок. Надо бы подшить, но сосед Миша, тот, который нам барана из погреба спас, пьет уже две недели, отмечая поминки по лучшему другу. Да и третьей пары на подошвы нет. Поэтому зять купил одну пару калош, и мы ее с Юлькой одеваем по- очереди. Она свою дыру в валенке заштопала кусочком голенища, а я просто кладу стельку потолще. Рано утром она покормит птицу и выгуляет собак, потом калоши одеваю я и обслуживаю крупную скотинку, потом снова Юлька их берет, как сейчас, чтобы в поле с псами погонять на лыжах. Вот помните, раньше, читала еще в своей советской школе, как дети ходили в школу по- одному в семье, так как пара валенок была на всю детвору одна. А мы вот дожили, уже взрослые, что за две тысячи валенки для нас- роскошь. Ну, это, как бы, мы живем не в том государстве, которое о своих жителях заботится…Да и суть не в этом.
Я одеваю сапоги резиновые, мне только воды в сарае взять и гусям горячее налить, в сарае-то сыро, а гусиный тазик с водой в гусиной вольере на улице без конца замерзает, и я раза три в день его обновляю. И вижу, Юлька со всей скоростью прямо летит на лыжах и хохочет. Говорю:
– Юль, ты чего? Что случилось? -вижу, что смеется, значит, все хорошо.
-Ой, Женька звонил, подъезжают к Моховому, лошадь одевай,- а сама хохочет, остановиться не может, и продолжает ,-знаешь, я телефон в кармане унесла, Женька звонит, а телефон музыку играет. Собаки как давать лаять и кругами бегать. Привскакивают на задних лапах, крутятся кругом, понять не могут, где играет. А потом обнаружили, ко мне подбегают и давай в карман носом тыкать. Нора аж визжит, показывает, что вон там, там играет. А Дема носом прямо в карман носом лезет…Вот видишь, карман надорвали, -и снова хохочет…
Ну, ладно, все обошлось. Я залезаю к лошадке Майке в ее стойло, пол которого ее навоз и опилки приподняли выше, чем на полметра, и одеваю уздечку, за каждое движение- ломоток сырой картошки. У нас это так. За спасибо ничего не делается. Но вот я открываю дверь пошире, собаки разбегаются, и лошадь сползает в коридор сарая, обрушивая кромку своей подстилки. Потом дверь сарая, и вот уже копыта лошади стучат по заснеженному и обледеневшему двору. Папа уже вынес всю амуницию лошадиную, выносит старую ватную телогрейку на сиденье в санях Юльке, и старую куртку ей же на колени, а на пол саней- старую- же шубу.. Сани-не машина, ноги замерзают быстро. Юлька быстренько поводила по бокам Майки щеткой и счистила засохший навоз и мусор- лошадь в своем стойле иногда катается с боку на бок- и вот уже все вокруг лошадки бегают. Каждый делает в свое, но в итоге лошадь запряжена очень быстро-мороз под 15 градусов и сильный ветер, Майка даже ежится…Юлька поверх ватника одевает еще пуховик, шапку повязывает шалью и одевает специально сшитые варежки с прослойкой овечьей шерсти. Ну, вроде все. Я помогаю ей сесть в сани, она наматывает вожжи на рукавицы, чтоб не слетели, Майка толчком сдвигает сани и …вперед, по целине…
Где-то через два часа Мира, как всполошенная, начинает визжать в вольере. А я знаю, что она , каким-то образом, то ли слышит, то ли чувствует Юльку, но минут за 10 до появления хозяйки собака уже волнуется и скандалит.
Выхожу, и жду. И вот, едут, но едет только Юлька с Майкой и с мешками комбикорма. А Женька маленький и Максим пешим ходом. Да пеший ход ненамного тише лошадиного, я уже знаю, что лошадь даже такие маленькие санки на три человека с трудом выволакивает из снежных ям. Колея у санок почти в два раза меньше колеи машин и трактора, санки ползут то на левом боку, то на правом, и не опрокидываются только из-за обода на санках, а Юлька нервничает и жалеет то лошадь, то сани…
Подходит Женька с улыбкой на розовой мордане, треплет выскочившего из сарая Дему и смеется:
-Что, Демка, понравился тебе музыкальный карман у Юльки? Так зачем же ты, дурачина, ей карман то порвал? А-а-а, ты со мной, наверно, поговорить захотел?
Демка сделался счастливый и умиротворенный, как же, хозяин похвалил за хорошую работу.
Правда, карман порвал. Ну, это издержки большой любви….Не каждый день карманы бывают музыкальные.

spacer

А у нас прибавление

Наша пестрая коровка Даша дразнила нас большущим животом и почти до земли отвисшим выменем.

Обычно наши именно коровы перехаживают свой срок девять месяцев на 14 дней. А тут пошел уже шестнадцатый день, а никто не рождался.

И когда уже наше терпение истекло, Даша, наконец-то решилась.

Юлька прибежала с огорода заполошенная и прокричала мне:

-Теленок родился у Даши…

Папа пошел готовить тележку-перевезти младенца в сад.

Я пошла помогать, захватив простыню-если не удастся погрузить в тележку, перенесем на простынке…оно даже удобнее…

Иду и спрашиваю…у кого?…а кто у нас там родился? Бычок…телочка…

И тут слово бычок как бы высветилось заглавными буквам.

Подхожу к корове и у Юльки спрашиваю:

-Ну, чем Даша порадовала? Бычком?

-А ты как вычислила?-удивилась Юлька.

-Да мне так сказали…

Даша облизывала свое дитя, а потом отошла в сторону, когда Юлька и Женя большой (наш папа) приподняли теленка и переложили на простынь. Тряпка прихватила бычку передние ножки, и когда погрузили его на тележку, он уже не болтал ногами, и мы спокойно отвезли его в сад.

Юлька одела на бычонка веревочку и он лег на сено, целый мешок которого перед ним выложили.

Потом все разошлись, но каждый-издалека-отслеживал малыша.

Где-то через час Юлька Дашу подоила, выбрав две трети молока и оставив остальное-боялась пареза.

Бутылочка для нового члена нашего хозяйства уже была приготовлена. Поили бычонка мы все. Папа держал его за корму, чтобы он не пятился назад. Я придерживала ему голову, чтобы не тыкался по сторонам. А Юлька вкладывала соску теленку в рот, стараясь не шибко окропляться молоком от бестолкового новорожденного…

Но вот молоко вкусили, завертели хвостом, и начали чмокать. Пока бычонок выпил всего около литра.

В обед снова дойка и поение малыша-уже выпил литра полтора.

И в конце дня полтора.

А вечером зятю радостно и гордо похвастались:

-А у нас прибавление….

А вот потом молоко стало выпиваться литрами. Уже на четвертый день телок за раз поглотил четыре литра. Юлька не стала его поить днем, и пошла кормить ближе к вечеру…Еще четыре литра.

Теленок родился не сказать, что крупный. Но так много выпивать молока-значит и рост будет.

Так неудачно сложилось, что на четвертый день жизни бычок попал под дождь. В саду от воды прятаться некуда. А помня, как у нас в сарае заболела и погибла телочка от энтерита, мы сейчас телят в помещение не заводим. Поэтому единственное, что смогли сделать, положили бычку много сена, еще позапрошло года, и он весь дождь пролежал на нем, засунув нос в бочок и спал очень крепко. Мы ходили рядом и сторожили его, а он не просыпался.

Но все когда-нибудь кончается. Дождь перестал, а дочь у меня решила телка поить из ведра.

Тут тоже своя песня. Привыкнув задирать голову за бутылочкой, теленок также поднимал голову от ведра, ища молоко в небе. Опять мы все втроем сгрудились около хорошо подросшего теленка. Папа, как обычно, держит теленка за корму. Я сую голову младенца в ведро, чтобы не дергался, а Юлька дает теленку палец в рот и ведет его голову к молоку…Но вот так удачно я сунула животное в ведро, а Юлька сумела окунуть его губы в молоко…что процесс пошел. Он прерывался несколько раз, но голову телку опять толкали к молоку и он, вдруг, понял…

Пока получилось выпоить литра три. Но допаивать не стали, чтобы вечером, проголодавшись, он стал более понятливым.

Так и получилось. Практически с первого раза телок схватил Юлькин палец и стал пить божественный для него напиток. Раз за разом он тянул молоко, да так удачно, что более четырех литров поселилось в его животике, и папа сказал, что прочувствовал эти полведра молока в теленке визуально.

Вот сегодня теленку шестой день и второй день, как перевели на поение из ведра.

Мы заметили, что в более поздний срок теленок хуже учится. Лучше пораньше…

Обычно наши телята выпивают около десяти литров молока в сутки при двухразовом кормлении. Никогда никаких расстройств. Чаще не выгодно. Коровы стоят далеко, привезти и отвести каждую-около 40 минут. Потом доить…потом кормить…и два -три часа как не бывало. А еще уйма другой работы, которую нельзя отложить, да еще в начале лета…одних посадок овощей…рассады и прочего…

spacer

Мурка пела песенку котенку…

Мурка пела песенку котенку…
Наша Мурка ходила с огромным животиком, и была по толщине что в длину, что в ширину. Этакий бочонок. А сегодня она с утра стала бегать за Юлькой, Юлька в сарай-Мурка в сарай, Юлька в дом-Мурка дверь царапать.

В дом мы ее не стали брать-опять будет гадить, где попало. В сарае то можно, где угодно, к тому же он сейчас пустой.

Но Мурка считала, что мы обязаны предоставить ей жилплощадь под роддом.

Когда Юлька пошла в огород, Мурка помчалась за ней…а под хвостом стал выпячиваться пузырь…роды начались…

Вот что ты будешь делать, такая упрямая кошка. Юлька ее подняла и решила посадить в огромную клетку, где ранее сидели кролики, было на дне много сена и окошечко с боку. Эту клетку делал Женька маленький, и, как обычно, сбил от души. Так что клетку мог поднять и перетащить только он сам.

Внутрь положили коробку, посадили кошку и закрыли.

Мурка смирилась, обследовала коробку, но выбрала место в уголке на сене.

Через час Юлька заглянула в клетку-пусто, никто не родился. Еще через час заглянула я и увидела двух котят. Таких же серых, как и сама Мурка. Но оказалось, что один котенок увечный. Пришлось его вынуть и убрать.

Еще через час снова заглянули…эх…только один котенок живой, а два-дохленьких. Мурка, оказывается, вылизывала себя, а не котят. А они родились в пленочке и задохнулись.

Теперь надо мамку покормить. Был у нас сварен петушок. Его вареные потроха я и отдала Мурке. Кошка лежала боком, закрывая котенка от нас, и сверкала желтыми глазищами…Я прислушалась-Мурка тихонько пела песенку котенку…мур….мур…мур…

Это было так необычно…песенка котенку…который сосал мамку и мял ее живот когтистыми лапками…

Расти, малыш. Ничего, что ты один. Зато все молоко твое…а мы будем тебя любить…

spacer

Мурка меня лапой

Мурка меня лапой…

Наша Мурка с помойки-ходит толстенькая и кругленькая. Мы прокараулили, когда она играла в любовь с нашим котом Кузей.

Они, тайно вздыхая, ушли в поля и предавались там обману.

Ну, что сказать? Крайне нежелательное событие, хотя тут, в полях, лишних кошек не бывает.

Теперь Мурка ходит задумчивая, проверила бывшую будку Ферри-хозяйка ушла в свою сферу-и чистила ее-из будки летела пыль из мелкой соломы и шерсти.

Теперь она-каждый день на собачий обед приходит, не то что остальные кошки-которых не видать по два-три дня.

А Юлька вздыхает. Уже заказала препараты в ветцентре. Надо будет потом, через пару месяцев, Мурку прооперировать. Кошки хоть и не лишние, но когда их много-птицы исчезают. А нам нравится, когда они летают и поют перед окном.

У нас все кошки стерилизованные. И нам хорошо, и природе. А котенка, когда надо, в деревне всегда найти можно. Их там немеряно. К ветврачам никто не обращается-денежно и затратно для тех, кто живет на мизере.

Посмотрим, кто родится. Видимо, Юлька оставит всех-Мурка, как бывшая бродячая-принесет от силы двух. Очень уж она маленькая.

Вот вышла сегодня из дверей дома-а Мурка сидит на мешке с зерном и лапой меня-мешаю я ей, видишь ли, мышку вспугнула…

spacer

Как я к колдуну ходила

Наша Юлька заканчивала сельскохозяйственный институт факультет ветеринарии, но уже было видно, что работать ей будет негде. От бывших студентов поступали сведения, что они работают где угодно, но не в клиниках и не ветврачами. Или в магазинах зоотоваров, или преподавателями химии и биологии, или просто разнорабочими. Я часто думала, что делать. Даже практика предполагала такие трудности… А тут работа. И вот, как-то проводя вечер за вышиванием, я спросила Юльку:
-Как ты думаешь, если бы у тебя была клиника, ты бы справилась?
-Не знаю, – ответила она, занятая чтением фантастики. В данный момент книга перевесила интерес к клинике, и вопрос остался открытым.
Я решила действовать. Ведь я главный бухгалтер, вела магазины и знала, как вести такие заведения. Но ведь Юлька-ветврач. Значит, нужна клиника. Вскоре после моего решения о создании своей фирмы, я держала в руках подписанные Устав, регистрационные документы и любовалась печатью. Печать была самая рядовая, но ведь это была моя печать. Фирму назвали АРТЕМИДА. Я задействовала свою маму, мы с ней стали обходить город в поисках помещения. Город не слишком велик, и скоро наша фантазия в поисках истощилась. Я решила идти в администрацию. По недвижимости там работала женщина, имевшая большую власть. Ведь помещение можно было дать, а можно не дать. И не дать было легче – безденежные просители не котировались. Так что пара месяцев моих хождений благополучно закончились ничем.
Потом прошла еще пара месяцев и еще. Я поняла, что клиника застопорилась.
На этот тяжелый период падает моя безработица. По воле обстоятельств, я ушла от Кривицына, где проработала 4 года, и стала работать в бюджетной организации.
У меня завязались хорошие отношения с женщиной, которая не блистала образованностью, этикой или еще каким недостатком, была в суждениях прямая, как стрела, и радушна, как старик Хоттабыч. Разные взгляды на жизнь не мешали нам общаться и изредка находить сходившиеся интересы. И вот я пожаловалась ей, что у меня дело не идет. Вот мешает что-то, и все. Она долго думала, что-то прикидывала, и наконец сказала мне такую вещь, что я опешила.
-Тебе надо сходить к кол..ну.
-К настоящему??
-Он мой друг. Ты придешь и скажешь ему проблему. Он подумает и попробует найти решение.
Здесь надо сказать, что полувоенная дисциплина и решительность характера моей коллеги по работе напоминала мне солдат – гренадеров из исторических книг. И я, рассказывая события, связанные с ней, называю ее Гренадершей. Причем для меня она как бы незримо была вооружена копьем и мечом, а где-то позади идет в поводу конь. Так как и ростом и статью ее Бог тоже не обидел.
И вот буквально через три дня я с Гренадершей подходила к дому кол..на. Нельзя сказать, что я волновалась, но иногда сердце екало. Звонок в дверь, радушные хозяева и, наконец, я на диване с котом на коленях. После взаимных приветствий и подначиваний мне дали высказать свою проблему. Я рассказываю про клинику, конюшню, беды и разочарования. Кол..н слушает меня, посмеиваясь. Он молод, как и его жена, бородат и симпатичен.
-А как название твоей фирмы? – интересуется кол..н.
-Артемида, – вздыхаю я.
Кол..н как бы берет мое название и начинает перекидывать его из правой руки в левую, шепча про себя творимое действо:
-Бизнес идет? – бросок влево. – Нет, не идет…
-Торговля идет? Нет, не идет…
-Деньги идут? Нет, не идут…
-Работа идет?….
-Интерес идет?…
Оказывается, ни одно действие не идет вперед. Даже я это вижу.
-Надо менять название, –выносит свой вердикт кол..н, – оно у тебя стоячее, как забор. Ни к тебе никто, ни ты ни к кому. Нужно что-то бегучее, живое.
Пришла я домой, и мы с дочерью стали перебирать все, что придет в голову.
«Поместье «Волчий лог»
«Усадьба «Волчиха»
И все в том же духе. Но от наших названий разило дикостью и болотом. Так что я легла спать полностью неудовлетворенная нашими поисками.
Почти месяц мы искали имя. Кол..н снова перекидывал наше название из правой руки в левую и шептал свои заклинания, после чего констатировал:
-На 50% идет…
-На 80% идет…
-Совсем не идет…
Наконец, видно, устав от наших визитов, он велел придти, сказав:
-Нашел я для вас название. Жду сегодня вечером.
Я с утра затормошила Гренадершу:
-Я куплю торт из мороженого и фруктов, а с тебя вино. Сегодня решается судьба моей фирмы. Гренадерша смеялась и послушно шла за мной по магазинам. Так что вечером мы с ней, как два вьючных ослика, стояли перед памятными дверями.
В перерыве между стаканами чая, кол..н сходил в соседнюю комнату и вынес нам магический кристалл. Зеленовато-сиреневая дымка следовала за кристаллом и кол..н с гордостью любовался своим сокровищем:
-Эта вещь обошлась мне в цену маленького автомобиля. Ручная работа.
Я была шокирована и завидовала ему черной завистью. Денег на маленький автомобиль у меня не было.
Теперь, доев торт и уничтожив сладости, мы были готовы к торжественному крещению. Кол..н взял обыкновенный листочек в клеточку и написал нашу судьбу. Когда я взяла эту бумажку в руку, она обожгла мне ладонь, как огонек спички. От неожиданности я накрыла листочек другой ладонью и ощутила, как тепло пошло по рукам. Живой листочек. Это было что-то, что я не ожидала. На листочке было написано ЖИВИЦ1А. То есть буква Ц была как Ш с ромбиком внизу на средней палочке. Старинная буква Ц1.
Кол..н полистал свои колд…кие книжки и приписал слева от названия куб с включенной в него буквой И:
-Это название только ваше, им больше никто не сможет воспользоваться, – и кол..н удовлетворенно улыбнулся, – а куб для того, чтобы двигать дело вперед, не давая ему остановиться…
Так мы стали обладателями единоличного счастья.

spacer

Как к нам бабушка приехала

Много времени прошло с тех пор, как бабушка с дедом уехали из Коуровки в город. Мы уже пять лет вели хозяйство в доме без дедушки и без бабушки. Когда выходишь в огород, все напоминало дедушку. Вот он построил вольер для птицы. Мы хотели в другом месте, но он настоял вот тут, и все. Сейчас оказалось, правильно настоял. Нам было удобно- рядом с домом и идти никуда не надо. Вот он дом поднимал, заменял прогнившие бревна камнем с цементом. И до сих пор дом стоит прямо. Здесь он построил туалет. Жалко, что не утеплил. Тоже удобно, рядом с дверями дома. Зимой это ценится необычайно. Печку перебирал и указал на ней вмятинами, какие кирпичи надо снять, чтобы ее почистить. Перестроил холодную комнату. В ней мы живем летом. Куда ни посмотришь, чего не коснешься- все деда вспоминаешь.
Раскатали стираный коврик- он висел над печкой – вспоминаешь бабушку, она этот коврик долго и упорно вышивала. Вешалки прямо под руками- снова бабушка делала. Столик в нишу поставила- опять нам удобно, и переставлять ничего не надо. Любая тряпочка, кастрюлька бабушку напоминает.
Сейчас деда нет уже года три. Живет бабушка одна в городе. Не желает в нашу квартиру городскую ехать, так как привыкла к своей. Но время взяло свое. Стала бабушка плохо ходить, и я буквально силком привезла ее в свою квартиру. Сами мы в ней почти не живем, все в Коуровке. Но обязательно, каждый день кто-нибудь едет в город, вот и не одна бабушка в квартире. Хоть вечером или днем кто-то с ней рядом.
Бабушка, конечно, стала уже не такая, какую мы ее помним. Память уже не та, и думает не так, и делает все не по нашему. Но я то помню, какая она была, и жалею ее, ухаживаю за ней и со всем соглашаюсь. Лишь бы ей угодить.
Тут как-то я стала замечать, что в тазике у черепашек вода каждый день портится. Первый день воду заменила. Второй заменила.. Третий. Не пойму, почему вода у них так быстро портится. И как -то раз увидела. Берет бабушка остатки своего супа, и к черепашкам выливает. Чтобы и они поели тоже. Я ведь говорила, что они воду пьют, и забыла им малинку купить, вот бабушка и решила их подкормить.
Или вот, я жалуюсь, что попугайчики, паршивцы, хлеб не доели, от яблока отказались- семечки им подавай, а не еду попугайную. Жевать им ее, что-ли. Назавтра Юлька говорит, что бабушка что-то ела, посмотрела на птиц, и кинула в клетку к ним хлеб пережеванный.
А недавно совсем смешно вышло. Для остальных смешно, а не для меня. Я пожаловалась бабушке, что пополнела, и шуба на мне с трудом застегивается. Шуба была тяжелая, и очень-очень теплая. Мне надо было ехать по делам в п.Билимбай. А так как стало холодно, я решила шубу одеть. Показалась она мне легкой. Сделала я в Билимбае все дела, ехать надо обратно, а автобуса нет. Час ждала транспорт, и обнаружила удивившее меня обстоятельство- я замерзла в шубе!! Никогда такого не было. Приехала домой вся окаченевшая. А дома Женька маленький, посмеиваясь, сказал, что бабушка из шубы убрала утеплитель, чтобы она не была мне тесной. Так что пришлось мне брать синтепон, предназначенный для Женькиного плаща, и ремонтировать шубу. Потихоньку от бабушки. Чтобы не обиделась. И внимательно следить за своим языком. Так как бабушка все понимает без оттенков. И постарается помочь. Тоже по своему.000

spacer

Что сказал Кузя

Что сказал Кузя…
Я стою и караулю веревочку, которая сдерживает попытку коровы помахать ногой. Юлька сидит на скамеечке и доит Лапушу. Та стоит мертво-несколько дней назад получила веревкой по хребтине за попытку побуянить в станке. Видимо вода, залившая ей копыта до половины, ноги холодит. Но куда деваться-надо доиться, а другого места нет. И погоду не остановишь…
Но вот корова додоена, Юлька готовится ведро с молоком вытянуть из-под коровы и поставить его около скамеечки, чтобы Лапуша, когда кидается к дробленке, как маленький слоник, его не перевернула.
И в этот момент я буквально слышу, как за моей спиной раздается звук:
-М-г-м-г-ф-р….
А в ушах стоит перевод:
-Она закончила…пошли строжить…
И выдвигаются из-за моей спины Мира и Пыша. Они резво подскакивают к тазику с комбикормом и начинают ждать, пока Лапуше Юлька ногу от веревочки освободит…мгновение, и собаки начинают на Лапушу лаять…что медленно ест…что грызет бортик тазика…что со снега лижет рассыпанную ею же дробленку…
Для собачьего возмущения всегда есть причина.
Занесла Юлька молоко в дом, и я ей рассказываю, как услышала переговоры собак. Юлька заинтересовалась…я же до сих пор в удивлении…как я смогла уловить их разговор?
Но это был еще не конец. На другой день вижу, как Кузя спрыгивает около меня с чердака дома, мурлыкает, а потом я, как и с собаками, слышу, что он проговаривает, произнеся необычные звуки:
-Мар…ар…р.р. … Курица вкусная сегодня…вкусная…курочка…
Я стояла в полном шоке, откуда Кузя знает, что кошкам вечером Юлька даст куриные отходы-нас порадовала Женькина знакомая очистками для коров и кроликов и остатками запеченной курицы. Спасибо ей, а то я так бы и не узнала, что Кузя умеет разговаривать.
Дело в том, что на самом деле и собаки и кошки наши слова не произносят. Они проговаривают свое мнение на своем языке…но как я могла это расшифровать?
Вот так то. Умеют говорить животные. Я давно писала, что разговаривают все животные на одном языке-образами картинок. Но я то увидела не картинки…я услышала их слова в ушах!
Видимо, картинки как-то переводятся словами, или это вообще их мысли были, громкие…ведь я их услышала.

spacer