Зайчонок с дороги

Зайчонок с дороги
Юлька пришла с пробежки с собаками с каким-то таинственным видом. Зашла в дом и спрашивает:
-Отгадай, кого я принесла.
-Ежа,-тут же ответила я.
Так как каждый день Нора или Джой, Джильда или Бой притаскивали с прогулки ежей. Сначала ежики попадались маленькие, потом побольше, сейчас пошли почти взрослые. Их Юлька, как какую повинность, относила в овраг. Только их это ничему не учило. Они прибегали снова и их опять ловили наши псы.
Дочь лезет рукой за пазуху и достает…нелепого, длиннолапого и длинноухого зайчика. У него огромные когти на нелепых тонких ножках, серая шубка. А кричит он звонко и испуганно.
-Заяц,-поясняет дочь и держит его за шкирку. Зайчик-подросток кричит и дрыгает в воздухе всеми ногами и извивается худеньким тельцем.
Юлька рассказывает:
-Я с собаками шла по дороге мимо дома Ларисы, и вдруг они что-то причуяли, засуетились и забегали кругами. Зайчонок сидел в колее и не дышал. Зайцем пахло, но откуда-собаки никак не могли причуять. Они так торопились, что пару раз пробежали прямо по нему. Я и увидела зайчонка, так как смотрела на беготню псов , нагнулась и выхватила его за шкирку. Вот.
Потом Юлька решает показать зайца Женьке маленькому и будит его криком, что у нее заяц. Зять с трудом открывает глаза, щурится на свет фонарика и видит зайца. После чего снова выпадает обратно и засыпает.
-Выпусти малыша в овраг,-говорю я,- а то он у Ларисы не только остатки овощей съест, но и до помидор в теплице доберется.
Зайчик-подросток родился на Ларисином огороде. Когда она в первый раз его увидела, то ахнула и заулыбалась. Такой пухленький и миленький младенец. Это младенец стал подрастать и решил, что капуста, морковь и свекла посажены лично для него. И каждый день завтракал и ужинал на грядках. Лариса напрягла мужа и он поставил около грядок сетку, загородив на огород свободный доступ. Зайчонок обнаружил препятствие и…выгрыз в сетке дыру. Овощи продолжили исчезать. Когда был доеден зайчиком последний листок капусты, Лариса сдалась. А мне сказала:
-Я не могу больше растить овощи. Вот эти руки не хотят больше таскать воду. Я при поливе приносила до пятидесяти ведер воды.
-Так у тебя же шланг?-удивилась я.
-Растения любят полив под корешок,-и Лариса вздохнула, пропали все ее труды,- можешь забрать всю оставшуюся рассаду капусты, -добавила она и смахнула слезинку.
После этого я прошлась конвоем по своим грядкам, и обнаружила три съеденных морковки и три капусты. Была вызвана Юлька и вся ее псарня. Каждый день вечером дочь с псами с лаем и криком проходила вдоль огорода, сворачивала в Ларисину сторону и уже по дороге возвращалась домой. Больше на нашем огороде потравы не было. И появилась еще одна грядка с Ларисиной капустой.
Юлька смеется, снова прячет длинноногого горемыку за пазуху и отчаливает в поле. Появляется минут через десять и докладывает:
-Выпустила в овраг. Еще и покричала и в ладоши похлопала, чтобы испугался и убежал подальше. Он при беге замешкался, место-то незнакомое, и потом удрал сломя голову.
Так мы в первый раз увидели зайца-малыша подростка . И что интересно, у него были абсолютно осмысленные глаза, в отличие от кроликов. В его глазах светился разум. Я такой взгляд у кролей ни разу не видела.
И вдруг я и дочь ахнули-забыли зайца сфотать. Как же так опростоволосились? Эх, про фотик и не вспомнили. Зато теперь знаем, как выглядят зайцы.
А Ларисе при встрече я сказала:
-Ты недооцениваешь разум животных. Они все понимают. Все слова, которые ты произносишь. Вот понравился тебе зайчик, ты его глазами погладила и звуками порадовалась. вот он у тебя и остался. Надо не так. Увидела животное, строго посмотрела и сказала ему: “Так, ты здесь не нужен”. И все. Оно уйдет.
В массе своей народ думает, что зверье лишено разума. Так вот. Оно все разумно. Все. А распространяет такие мысли темная сторона, чтобы люди продолжали питаться мясом. Я, к сожалению, тоже ем мясо. Возможно, к следующей жизни у меня исчезнет эта тяга.
А нашему зайчонку с огорода -счастливой долгой жизни.

заяц

spacer

Эх, Машенька…

Эх, Машенька
Когда мы жили на Урале, были у нас соседи, про взгляде на которых остальные крутили пальцем у виска. Их история немного не таких началась с года 2005, когда они позвали Юльку посмотреть кота. Кот Тимофей заболел. Он не вставал со своей лежанки, перестал есть даже свой любимый Вискас, пакетик которого один раз в неделю получал “на сладкое”. Хозяева всполошились…а хозяйка, которой было уже сорок три года, со слезами говорила:
-Этот кот у меня с моих пятнадцати лет, у мамы выпросила его оставить еще котенком. Все года со мной…миленький, давай вставай, покушай…
Получалось, коту двадцать восемь лет. Не сказать, что он был красавцем. Бело-черная коротенькая шерсть, тяжелая голова и толстые ноги выдавали в нем этакого мужичка, который пусть и некрасив, но верен и добродушен.
Юлька, когда узнала возраст кота, чуть не поперхнулась:
-Да он у вас наших сто пятьдесят лет прожил. Лекарств от старости нет. Но ведь он прожил счастливую жизнь? Мышей ловил, когда настроение было, хозяйке и хозяина песни пел, квартиру своей особой украшал… Пусть уходит, не держите его, не мучайте, не поднять его. Не мешайте ему слезами, пора настала оставить вас.
Потом мы долго не слышали про соседей с котом Тимофеем. Но однажды нам в местном магазинчике “по секрету” сообщили интересную новость. Для того, чтобы эту новость оценить, надо было к соседям зайти. И как по заказу мы встретили их на дороге, и соседка вдруг, посмотрев на Юльку, сказала:
-А мы память о нашем Тимоше увековечили…
Она повела нас к себе на свой участок при доме, и мы чуть не лишились слов, увидев в уютном уголке маленькое надгробие, украшенное сухими цветами и тщательно покрашенное синей краской, малюсенький столик и скамеечку. На доске у надгробия значилась надпись “наш любимый Тимоша” и года жизни. Под скамеечкой и столиком впритык стояли пустые бутылки и как бы намекали, что поминают Тимофея довольно часто. А увидев тарелочку с хлебом и две маленьких стопочки, стало понятно, что это “часто” было при всяком удобном случае…
Ну, что ж, каждый сходит с ума по разному. В данном случае это было довольно безобидно.
Почему я вспомнила кота Тимофея? Да наша Маша вдруг тоже третий день не вставала со своего места, уходя в подпол ненадолго по “кошачьим” делам. Ей было около девятнадцати лет, восемнадцать из которых она прожила с нами. Была умницей и самой любимой среди кошек, несмотря на затрапезный вид, искалеченную ножку и обыкновенный цвет в серую полоску.
Я обнаружила, что в этот день, когда надо было съездить в Пенсионный фонд для сверки, Маша перестал закрывать рот и у нее потекли слюнки, заливая ее лежанку, и Юльке сказала:
-Бери Машу на руки и выйди во двор на солнышко, я ее сфотографирую. Что-то мне ее вид не нравится.
Так Маша и была запечатлена у Юльки на руках, с серьезной мордочкой и уже не мурлыкавшей от любви к нам, а угрюмо повесившей головку. Ей было очень худо.
Мы уехали в город, а приехав, увидели, что Юлька расстроена и встретила нас словами:
-Маша умерла. Вот прямо перед вами.
-Не переживай шибко, ты же знаешь, какая она старая была…
-Да знаю,- Юлька тоже повесила голову,-я ее еще вчера отпустила, сказала, чтобы шла туда, куда ей надо идти. Чтоб не мучилась и ушла легко. Вот она и…
Тут Юлька махнула рукой и пошла искать тряпку-посмертный саван для Маши. Потом я увидела, что она положила на трупик кошки картонку, на которой было написано “наша Маша 2000-2019”. Кошку упаковали, и Юлька позвала папу-пошли копать могилку и хоронить нашу общую любимицу. Вернулись они скоро и Юлька вдруг сообщила:
-Представляешь, через сто лет археологи раскопают нашу стоянку, найдут пакет с мумией кошки и увидят на ней надпись. И скажут, что у нас был культ кошки и их хоронили с почестями. Как тебе?
-Да я вот думаю, что мы ничем не отличаемся от наших соседей по улице в деревне Коуровке на Урале. Помнишь их Тимофея?
-Помню,-Юлька заулыбалась,-надо будет подыскать котика или кошку-британца. Хотя да, до нашей Маши им будет далеко…так как Маша была благодарна, ведь ее взяли с улицы, а котенок приобретет дом сразу и не будет его ценить…
Эх, Машенька наша, мы будем помнить и тебя…с легкой грустью. Ты скрашивала нам нашу нелегкую жизнь.

DSC006310

spacer

Храбрый Кузя

Храбрый Кузя
Наш Кузя, приблудный кот, однажды обнаружил на сеновале гнездо ласточек. Загоревшись охотничьим азартом, что ему было не свойственно, Кузя полез к ним знакомиться. Ласточки с возмущением отвергли притязания и кота выгнали. Женька маленький говорит, что услышал панический крик Кузи и шлепок на доски.
Кузя, естественно, весь день был не в духе. Ведь он к птичкам всей душой, а они, бестолочи, с ним так бестактно поступили. Когда наша дворняжка Блоша не спеша прошла около кота, Кузя с тихим шипеньем выгнулся на нее и замахнулся когтистой лапой-ходят тут всякие рыжие…
А вечером Кузю чуть не съел Хан-наша азорская овчарка. Юлька, как обычно, выпустила троицу азорок -Басю, Динку и Хана- прогуляться с ней к заброшенной церкви. Так как от сидения в вольере у них сносит голову и нужна обязательная разрядка. Перед прогулкой она автоматом оглядела двор и цыкнула на кошек, загнала Блошу и Ферри в будки и подбросила Кузю на крышу сарая. Иначе семейка азорок попросту всех удавит. Есть у них такая нехорошая черта характера, чем они страшно не удобны в нашем много породном дворовом обществе. И в тот момент, когда открылась дверь их вольера и собаки выскочили во двор, Кузя вдруг прыгает на землю с крыши, хотя отлично видит собак. И…подскочивший Хан ловит его на лету своей зубастой пастью.
Вот уж где нужно искусство мгновенно действовать. Юлька хватает коротенькие вилы и швыряет их в клубок азорок. Кот пользуется заминкой псов, получивших вилами по хребтине, и вышвыривается из клубка снова на крышу сарая, исчезая в чердачном окне. Азорки возбужденно обежали двор, но…кот исчез. Надо сказать, что будь у Хана нормальный прикус зубов, а не щель между верхней и нижней челюстью в сантиметр, то кот не прожил бы и минуты.
А уже глубоким вечером Юлька дала Кузе аж три куриных головки, чтобы успокоить его нервы и отпраздновать второе рождение, и засунула кота ужинать в баньку-от греха подальше. Уж если не везет, то не везет глобально. что храбрый Кузя и доказал в этот день..

ViviLnk

ViviLnk

spacer

Жизнь…она извилистая…

Жизнь…она извилистая…
Этот год оказался очень тяжелым. Заболели все мы. Какой-то грипп нехороший, с очень длительным кашлем. Наш папа так ослаб, что Юлька колола ему антибиотик, три вида витаминов и заставляла пить настой травы. Он, конечно, поднялся через полторы недели, но что-либо делать-и даже ходить-был не в состоянии. Про больницу мы даже и не думали. Кто будет лечить семидесятилетнего? Обошлись своими силами. Юлька возила дрова, следила за печкой-на ней варится кормежка для собак и нам на обед. Женька маленький тоже сильно болел и до сих пор кашляет. У Юльки ухо неделю заложено и она злится на все вокруг. Я дешево отделалась-вставала утром, доила и кормила живность, снова падала до обеда, быстренько косила и привозила траву, выпадала до вечера. На пятый день уже работала в полную силу. Нет нам ни врачей, ни больничных.
Но вот заболела полуторамесячная телочка. Сначала белый понос, потом черный жидкий, упадок сил и ….погибла через две недели. Мы спохватились, что все серьезно, на второй день. Кололи ей все, что положено. Но, судя по всему, и антибиотика, и сыворотки и прочего надо было дать раз в пять больше. Подкачали финансы. Антибиотик взлетел по цене от 35 рублей до 101 за флакон. Не на что было купить еще и еще до нормы. На телку требовалось два раза в день по десять флаконов на укол…
А только спалили в яме (они, эти ямы, остались еще от войны от взрывов бомб) тушку телки на погребальном костре, как заболел двухнедельный бычонок. Наша надежда. Так как Ванька-дурачок стал крупно шалить. Тут уж у нас руки опустились. Пришлось Женьке маленькому залезть в крупный долг для закупки новой порции медикаментов. Лечение вылетает в тысячи. А выживет ли малыш-большой вопрос.
Сейчас наш день начинается с похода в стойло к бычонку. Смотрим помет, ставим уколы и поим молоком. Пока пьет. Неизвестно даже, что будет вечером.
Такой урон, подобный этому, но более ужасный, у нас был на Урале, когда коровы падали и больше не вставали. Последней погибла наша любимица лошадка Ромашка. Это мы сейчас поняли, тут, в Тульской, от чего потеряли скот там. Ни один ветврач не помог. Даже из Екатеринбурга развел руками. Все только здесь стало понятно, и мы стараемся предусмотреть и предупредить все заранее. Но по молодняку опыта нет. Так что теряем.
Вот так…жизнь, она такая…извилистая….иногда крупными спиралями…

ViviLnk

ViviLnk

spacer

птички-архитекторы

Птички-архитекторы
В это лето в наш сарай проникли ласточки. Обследовав помещение, две птички решили, что оно им подходит. Наше мнение спросить они не догадались. а поэтому и строить гнездо решили на балке. Мы бы подсказали, что на ней нельзя. Балка была сделана из бревна. И когда птички пытались прикрепить к ней донышко гнезда, оно сползало вниз и падало. Мы регулярно, заходя в сарай, поднимали глаза к потолку и качали головой. Где-то через неделю птички выдохлись. Потом, подумав и обсудив ситуацию, еще раз облетев сарай, они решили строить гнездо чуть правее, там, где торчал гвоздик. Вообще-то гвоздиков было три. Но один был неудобен, на втором они сидели сами, а вот третий прекрасно подошел.
Когда утром, сидя на тумбе-не доделанном кроличьем ящике-и обозревая двор, я увидела, как ласточки стали собирать навоз от коров, сразу подумала, что строительство продолжилось.
Каждая птичка не единожды подлетала к свежей куче навоза, отщипывала кусочек, поудобнее устраивала его в клюве, и летела в сарай. Потом они брали травинки, окунали их в навоз и тащили в гнездо. И если самочка брала легкие и короткие травинки, которые целиком можно было смочить в навозе, то самец отыскивал длинные и тяжелые травинки, с трудом окроплял навозом ее середину и натужно пытался влететь с ней в сарай. Но тяжелая ноша тянула его к земле, травинка вываливалась из клюва и он снова и снова пытался ее поднять и затащить в гнездо.
Я специально пошла смотреть, что они придумали. Оказалось, правильно придумали. Стали лепить донышко прямо на гвоздик. И сразу процесс сдвинулся с места. Гнездо росло на глазах. Но тут опять не пошло. Навоз-материал пластичный, но при высыхании дает усадку. Пока птички поднимали стенки гнезда, внизу они высыхали и укорачивались. Поэтому приходилось укреплять их заново.
Но удивились мы другому. В один из жарких дней строительный материал так высок, что на навозе, уроненном этим утром коровой Лапушей, образовалась твердая корочка. Птички сели на него и повертелись во все стороны. Но свежего не было. и тогда они пробурили клювом дырочку и стали из нее доставать навоз. А потом брали травинку и катышек навоза одновременно и тащили в сарай.
Спустя время, ласточки закончили стенки гнезда и стали устилать его дно мягким материалом. Подошла шерсть с коров, которая линяла и падала во дворе, перышки от других птиц, шерсть с собак и даже маленькие тряпочки, тут и там валяющиеся около вольеры кур-я закрывала тряпками те дыры, которые петушки каждый день проделывали в стенках курятника, чтобы подраться.
Приехали электрики снимать показания счетчика. Папа запер собак в сарае, чтобы не было лишнего крика. А тут прямо в это время подлетела ласточка с большим перышком в клюве и, с трудом сохраняя равновесие на ветру, уселась на провод около сарайной двери. Закрытой. И ждала, терпеливо держа перышко, пока сарай не открыли.
Но вот домик принят комиссией в лице ласточкиной семьи, и самочка снесла три яичка. Теперь во дворе птичек не было видно, так как они по очереди сидели в гнезде. Дольше грела свои драгоценные яички самочка. Более коротко-самец.
Потом появились три птенчика. Мы слышали, как они тихонько тоненько попискивают, сидя под самочкой. А спустя несколько дней уже видно было, что из гнезда торчали то кончик крылышка, то маленькая головка или пара ноготочкой на ножке. Первое время родители ночевали в гнезде. но дети росли, и скоро ласточки коротали ночь или на проводе около гнезда, или на гвоздике.
Пол под гнездом усеялся белыми отметинами помета. Сначала родители убирали за птенцами, выкидывая помет из сарая во двор. Но когда птенцы повзрослели, то стали сами пятиться к краю гнезда и ронять капли вниз. Когда на нашего папу попала такая большая и вонючая капля, он долго возмущался и тыкал пальцем в птенцов в гнезде, выговаривая им за хулиганство. Ведь потолок был очень низок, и мы легко могли достать рукой гнездо.
А потом мы увидели, как первый птенчик вылетел из двери сарая и неумело, угловато и часто махая крылышками, летал над домом, сопровождаемый родителями. Через три дня все три малыша летали в небе, и их почти нельзя было отличить от взрослых.
Этот день был тих и не жарок. Подняв глаза вверх, я удивилась-провода, тянущиеся от дороги к нашему дому, были сплошь заняты ласточками. Я стала их считать и обнаружила, что в этих птичьих посиделках участвовало более ста птиц. Так и просился вывод о птичьих смотринах. Взрослые показывали обществу своих отпрысков с гордостью и радостью.
Это была первая часть истории птичек архитекторов-обыкновенных ласточек.
На фото-в середине сидят три птенца, а по краям-родители.

ласточки

spacer

Тяжела ты, коровья доля

Тяжела ты, коровья доля
Наша Бурка с теленка отличается от других коров спокойствием. Она не боится протянутой руки, прикосновения к носу или поглаживание бока. Изогнет шею-клещей снимайте. Спокойно поднимет ногу и перешагнет веревку, когда ее просят. В эту весну она принесла первого теленка-бычка Степку-растрепку. Так как Бурка-половинка, т.е. гибрид уральской черно-пестрой и швица, то швиц дал величину и черноту шерсти. И телок у нее-черный. Поэтому мы надеялись, что молока в первый отел мы надоим хотя бы ведро, как и с беспородный коровы.
Подошло время дойки. Завели корову в станок, успокоили, привязали одну ногу-Бурка не захотела ее подавать и пришлось повоевать-и Юлька осторожно, в кружку и без скамеечки, стала доить и разминать опухшее вымя. Выдоила два литра. Пожала плечами и ушла кормить бычонка. Тот выпил ровно два литра. Столько, сколько и дала его мамка. Каждый день Степка-растрепка выпивал ровно столько, сколько давала Бурка. Удой растет медленно. На пятый день мы получили четыре литра и, естественно, Степка-растрепка их выпил.
Бурку каждый день приводят и доят утром, днем и вечером-пока теленок еще слаб и требует трехразового кормления. Но со дня на день перейдем на двухразовое. А Бурка…она никак не поймет, как и наша Даша в начале-зачем ее водят и ставят в станок? Она, пока стоит и смотрит на вожделенное ведро с дробленкой, напустит лужицу слюней. Как только Юлька снимает веревочку с ноги, корова кидается к ведру. И получается, по мышлению Бурки, что ставят ее доиться только для того, чтобы дать ей кружку дробленки. Других причин она не видит. Поэтому каждый день придумывает сложности. Попробовать лягнуть ведро ногой, той, которая не привязана. И за одним попасть по руке хозяйке- очень неплохой вариант. Потом хозяйка кричит и пинает по ноге…смотря как рассердится. Что совсем не портит настроения. Еще можно попробовать сломать доски станка, к столбу которого она привязана. И получить кулаком по загривку. А можно отшатнуться в сторону, и тогда вымя уплывет из рук, и хозяйка вынуждена вставать и корову перевязывать. Это тоже дает несколько минут развлечения…
Но удивились мы на десятый день дойки Бурки. Молоко после четырех литров стало каждый день сокращаться. Три…два с половиной…два…полтора… Это как? Даже после ночи вымя у Бурки было все в складочку. Не проецировала она молока. И мы вдруг подумали. ..Бурка очень тяжелая, крупная и мясистая…наверно, она мясного типа, а не мясо-молочного. Мы не знаем, от какого быка получен материал, и какой был куплен. Четыре года растили… Первых два телка не приходила в охоту, покрыли ее на третий год. Да год она ходила с теленком. И получили только мясную тушу непонятной генетики.
Теленка пришлось кормить молоком от других коров.
Вот так можно попасть впросак на пустом месте. А Бурку придется держать только до зимы. Нам мясная корова не нужна.

корова

spacer

Завидушки взяли

Завидушки взяли

Уже второй день, как последняя телочка и лошадь заведены в сарай. Пасли их до победного конца, пока не выпал снег и еще оставался не съеденный кусочек осенней травы. С ними был и бык. Но сейчас уже тоже второй день, как его нет. В жизни всегда так, кому-то радость, а кому-то плохо.
Лошадка Майка была безумно рада, что она снова в своем стойле. Его почистили от навоза, наложили гору сена и поставили ведро с дробленкой. Женька маленький говорит, что как только Майка поняла, что ее ведут домой, так заторопилась, что поспешно семенила ногами и дышала хозяину в ухо-обгонять его запрещается. А потом поспешно нырнула в сарай и сразу же принялась жевать…Смешная лошадка. Пока ей дали сено то же, что и в поле под снегом. Вот как съедят все хором первые скирды, тогда только пойдет трава летняя. У нас нет трактора, а бензокосой за летние месяца накосить сено на всех-проблема. Поэтому и осеннее тоже складируется.
А поздно вечером Юлька пошла в сарай кормить свою псарню. Обед у них был ужасно вкусный- свежайшие потроха с начинкой из навоза (бр-р-р…запах тот еще), сало и мясо, просроченное и для людей не пригодное, отданное нам в дар от хорошего знакомого Женьки маленького, а также полведра молока, с которого сняли сметану. Его много скопилось, так как у нас уменьшилась его продажа..
И все это добро сейчас осядет в животах собак. Но сначала надо разнести ведра по местам кормежки. Первое ведерко получила овчарка Мира, которая сейчас живет в сарае вместо Норы. К нашему несчастью, ее ведерко ставится как раз под изгородью лошадки Майки. Другого места нет. А сейчас представьте картину. Собаке дают кашу. Она подходит к ведру и ест…ест…ест… А ей, лошадке Майке, никто не дает ведерко. То, первое, которое она получила с дробленкой, не считается. Главное, что сейчас, прямо на ее глазах вершится несправедливое действо. Обошли…забыли…не вспомнили… И Майка громко кричит, свесив морду к Мирке, стучит ногой и всяко показывает, что это ей, такой хорошей умной лошадке, надо было дать это ведерко…
Юлька смеется, глядя на ее старания:
– Дурочка. Это ж не для тебя.
Но попробуйте ее уговорить.
Я конечно не знаю, насколько внимательны другие хозяева своих животных. Но только стоит дать своим питомцам волю, как разум и таланты так и сыпятся из них. Майка не пропустит момента, когда наш папа, Женя большой, несет воду коровам. Остановит его мордой за одежду и потребует воды для себя. Естественно, папа покоряется. Или сразу же выхватывает сено с вил, которое я заношу для всех жителей сарая. Приходится его класть ей в первую очередь. Или ловит Женю большого за рукав и бубнит ему в ухо что-то осуждающее. И тому надо возвращаться в дом, чтобы угостить такую умницу кусочком хлеба…
Вот так. Сами виноваты. Дали волю. А сейчас страдаем. Подчиняемся и смеемся. Уж если Майку завидушки взяли-обязательно для себя презент выпросит.

майка

spacer

Зимой-мясоеды, летом-солнцееды

Зимой-мясоеды, летом-солнцееды
С некоторых пор стали мы замечать, что летом, бегая весь день под солнцем, выполняя далеко не легкую работу, за стол почти не садимся. Так, на бегу чай попьем и все. Первой нежелание есть заметила Юлька. И обратила мое внимание вопросом:
-Скажи, что про солнцеедов писали? Что они ничего не едят? А зимой? Про зиму ничего не говорят-солнца мало. Вот я подумала, уж не солнцем ли мы питаемся? Может наш организм так устроен, что солнечная энергия напрямую перерабатывается, как у растений?
У меня тоже наблюдение интересное. И я Юльке отвечаю:
-А я заметила, что вечером при фонаре во дворе, даже когда ветра нет, в воздухе летает бесконечная пыль. Нет прозрачности. И летает пыль настолько легкая, что выписывает красивые узоры на фоне ночного фонаря.
Около яркого света летает масса насекомых. Те, которые перемещаются с большой быстротой и не слишком большие, в полете превращаются в маленьких змеек, причудливо извивающихся и становятся точками, когда летят прямо в глаз. Легчайшая взвесь от их движения превращается в цунами.
-Наверное, это пыльца с берез и прочих деревьев,-делаю я предположение.
-Думаешь, ей и насыщаемся? Ну, прямо как у Анастасии,-хихикнула Юлька,-зато зимой без мяса попробуй сено потаскай и навоз повыгребай. Сразу костьми ляжешь…
-Да уж,- киваю я,-получается, зимой-мясоеды, летом солнцееды. То есть всеядные.
И мы хохочем. Хотя если бы не молоко и творог, даже без хлеба и мясных продуктов, без картошки и не выросшей еще зелени-навряд ли мы насытились бы солнцем. Все таки мы не настолько тонкие, чтобы поглощать солнечный свет.
подсолнух

spacer

Что за зверь эта рыба

Что за зверь эта рыба
Как-то так получилось, что в этот день кончились головки. Не совсем кончились-Юлька приберегла пять штук для кошек. Но они протухли. И пахли так, что годились только псам для варки бульона-тоже очень запашистого. Как ни странно, собаки пованивающие головки едят с большим удовольствием. Они становятся мягкими и…гм…вкусно пахнущими…для их носа.
Так что, когда наступил вечер, кошки оказались перед фактом-головок нет. В отличие от собак, котяры пованивающие головки не любят. Их можно обмануть-окунуть головки в кипяток на пять минут и запах чуть стихает, а головки приобретают товарный вид. Что Юлька и проделала. Но потом решила угостить кошек рыбой. Перед этим Женька маленький ездил на две ночи на рыбалку-так друзья решили отметить его день рождения-тридцать четыре года. И привез кулек мелочи. Вот про этот кулек дочь у меня и вспомнила.
Она подержала содержимое пакетика над печкой и рыба чуть-чуть оттаяла-как раз настолько, чтобы разъединить ее поштучно. Всем досталось по две штуки и еще осталось. Наш приблудный кот Кузя тоже получил две рыбки и головку, так как кот ел в три раза больше кошек. Ведь кошки каждый день ловили по три-четыре мышки и даже не съедали их целиком-только лакомились головами. А кот не охотился, у него была другая задача-охранять дом и прилегающую территорию и драться с пришлыми котами. Особенно ценились драки с рыжим котом соседа Паши.
Кошки, только учуяв запах, заурчали и вцепились в рыбу, как в отменный деликатес. А кот Кузя… Он понюхал рыбку. Потрогал ее лапкой. Спрыгнул с уличного стола, где всегда кормился, и проверил, что едят кошки с таким азартом. Пошел к Юльке требовать головки. Головку ему не дали, а снова посадили на стол. Снова кот потрогал рыбку лапкой. Опять спрыгнул и проверил кошек, которые вкусно облизывались. Юлька опять забросила Кузю на стол и сказала:
-Есть одна головка для тебя, но пока не съешь рыбу, ее не получишь.
И кот решился. Очень осторожно он взял рыбку в зубы. Подержал, распробовая рыбное мясо. Откусил половину и…аккуратно съел. Посидел и облизался. Оказывается, рыбка очень даже ничего. Вторая половинка ушла в миг. А потом Кузя старательно съел и вторую рыбку. Юлька кинула ему куриную головку, пахнущую и рыхлую. Кузя съел и ее. А потом подошел к миске с молоком и допил остатки. Вот сейчас можно было отвлечься от еды и пойти за Кошей или Марго. Кто из них позволит ее сопровождать. Позволила Коша, а Марго ушла на сеновал к папе под одеяло, где он уже спал, но она подлезет под краешек одеяла и папа, уже во сне, ее пустит к своим ногам.
Так Кузя первый раз в жизни узнал, что за зверь эта рыба. Вкусная.
кошка

spacer

Неторопливый заяц

Неторопливый заяц
В этот день Юлька запоздала с переводом коров на новое место с нетронутой травой. Этому были объективные причины. Женька маленький позавчера пообщался с другом, который на днях ездил в Москву. Судя по всему, в Москве скапливаются не только финансы и мигранты, но и зловредный вирус. Этот знакомый приехал чуть заболевший, подхватив заразу в московских магазинах. И щедро поделился со всеми, кто поинтересовался его вояжем в культурный центр. В результате Женька маленький резко и сильно заболел. А от него и я и Юлька. Пока держался только наш папа. Но могу сказать, забегая вперед на две недели, что и он тоже слег, причем заболел в такой форме, что мы около него избегались в беспокойстве.
Оказалось, что даже просто выполнение простейших обязанностей-подогнать корову, подоить и прочее…прочее…требует невероятных усилий. Все связано с ходьбой. С тасканием ведер. Никто не даст тебе больничный и не позволит отлежаться пару дней. В таком состоянии мало что привлекает внимания. Все мысли от слабости простенькие: сейчас подою и передохну…сейчас напою и постою…сейчас отведу и посижу…
Юлька, качаясь и спотыкаясь, повела Дуню и с трудом потащила молот-забить кол. Едва она провела корову к месту с высокой, даже на наш взгляд, вкусной и сладкой травой, как Блоша-наша рыжая миниатюрная дворняжка, Ферри-пастушка , восточницы молоденькая Пыша и старая Нора, что-то учуяли. А мгновение спустя сзади…именно сзади…поднялся из травы и рванул прямо около них, обгоняя людей и собак, большой заяц. Юлька говорит, был облезлый, с клоками висевшей шерсти.
Странная логика у зайца. Тебя уже прошли, даже собаки не особо поняли, что за запах их смутил. Никто тебя не обнаружил. Но ты выскакивает прямо за спинами и показывает себя, промчавшись вперед у всех на виду. Естественно, вся псарня взвыла и кинулась вслед. Однако…Блоша слишком маленькая и коротколапая…Ферри слишком жирная…Пыша не накачанная и не спортивная…Нора откровенно старая… Когда заяц, спустившись в овраг и тут же поднявшись на гребень, остановился оценить обстановку, псарня колыхалась за ним до середины оврага и только Пыша и Блоша забрались на самый верх противоположного склона, но…заяц то, заяц. Он снова легко и изящно спустился вниз, увлек за собой этих двух, и снова выскочил на гребень. И сел. И тогда Блоша от бессилия разорилась на зайца лаем. Заяц сидел полминуты, а потом не спеша и без оглядки спокойно ускакал на близлежащее поле.
Юлька говорит, что даже слабость у нее пропала, когда она наблюдала этот увлекательный цирк. Заяц оказался самым мудрым среди всех. Расстояние одолел меньше всех, сохранил все силы и был абсолютно спокоен и нетороплив.
Удачи ему.

заяц

spacer