Рассказы

Когда заметает все дороги

Громко, конечно, сказано, но наша живность хочет кушать каждый день. А привезти комбикорм, мясные отходы собакам и прочее для нас- нечем. Наша Майка вот уже две недели стоит безвыездно в своем стойле. Так как снегопад поднял высоту снега в отдельных местах до полутора метров, в других- до восьмидесяти сантиметров, но все равно, дороги не проходимы. Только на лыжах. Мы и возили все на лыжах. А за лыжами, на веревке, корыто. Это наше транспортное средство на время непроходимых дорог для лошади. Да только на корыте тоже много не утащишь. Так как оно не цельное, а клепанное, с острыми ребрами впереди и сзади. И снег едет впереди корыта. Оно ж от тяжести, в него положенной, тонет в снегу. И даже на лыжне. Такая незадача. Но возили. Это была работа Женьки маленького. Пока снег был рыхлый. Час до деревни туда, и два часа обратно. И все. Больше мой зять в этот день уже ничего не мог делать. Вот только солнышко стало пригревать, и дороги «поехали». В низинках появилась вода. Под снегом тоже мокро. Даже дойти до деревни- это проблема, я уж не говорю про груз. Тут Юлька предложила поработать Бароше, но лапы у Бароши протыкали снег и погружались в него по самое брюхо. Бароша беспомощно дергал постромки. А когда его освободили, стремглав убежал к себе в будку. Чтоб хозяйка не передумала. Так мы оказались перед дилеммой доставки продовольствия. Папа немного подумал и приделал корыту спереди заслонку такую, которая повторяла передний изгиб, как у лыж. И , просверлив дырочки, соединил это в один бутерброд. Ну, внешне было ничего.
1 апреля, когда Женька маленький позвонил и сказал, что он уже в деревне, привез комбикорм, крупу и овес для лошадки, идти к нему и везти это чертово корыто пришлось мне. Так как Женя большой занимался печью и дровами, а Юлька ушла за стеблями крапивы, заполонившей окрестности с осени, а сейчас служащей подкормкой для скота. Как бы дополнительно к мизерному количеству сена. И собрать крапиву в приличный пук надо потратить часа полтора. Собралась я сначала пешком. Так как Женька маленький тоже утром ушел пешком. Но, провалившись в снег на всю длину ноги и застряв, как Бароша, я решила одеть лыжи. Они и по воде пройдут, и в ямах не утонешь. Через плечо веревку от корыта одела и вперед. Лыжи ехали рывками, хоть папа их и пропарафинил перед этим, но погода то…..не по лыжам. Я тихонько ползла по ямам, с трудом- по той части дороги, где уже смешались лед и вода. На горку вползала только с помощью палок, а с горки ехала, судорожно согнувшись, так как лыжи останавливались внезапно. Таким образом я шла и шла вдоль бесконечного забора. Видела интересное явление. По снегу бегала целая стайка то ли мышек, то ли землероек. Они носились друг за дружкой, как листочки с дерева от ветра, и норовили спрятаться под мои лыжи. Свадьбы у них, наверно, наступили…
Дорога у нас делится на две части. Первая часть – от дома до конца забора из бетона, минуя водонапорную башню. Забор ограждает участок в несколько десятков гектар, который построил какой-то там генерал в отставке, сначала он разводил косуль и кабанов для охоты, а когда это стало невыгодным, закупал скот и пас его там круглый год. За забором имелось поле, чем-то засеянное, и мы, проезжая мимо него летом, видели коров и косуль. Счастливый человек этот генерал, дал ему Бог денег…Вторая половина пути- это аллея, которая начинается там, где кончается забор.
Когда я дошла до начала аллейки, уже почувствовала, как промокли ноги сверху. Все таки вода перехлестнула через верх ботинок. По аллейке пришлось тропить лыжню самой- старая лыжня свернула на поле, мне немного не по пути. Когда я приблизилась к первым домам деревни, и дошла до Женькиной машины, уже без ватника и без варежек, которые сняла где-то в середине дороги, от меня в буквальном смысле шел пар. Стало темнеть. Фонарик я взять забыла. Женька маленький спешно погрузил в корыто мешок с комбикормом, килограмм пять овса и пару булок хлеба. И по мелочи. Сигареты для папы и шоколадку для Юли можно было не считать. А вот рюкзак, тоже полный, пришлось взять мне. Подвязали ремни повыше, и отправились. Смотрю, Женька вообще почти не может это несчастное корыто везти. Перед корытом бурун снега, он же мокрый, липнет и увеличивается, как пена. Пройдет метров десять-и встанет. Еще десять- опять остановка. Я подумала и предложила Женьке овес и хлеб мне в рюкзак затолкать. Рюкзак то наверху, снег не собирает. Переложили из корыта в рюкзак груз, «утоптали» и утянули. Взвалила я это добро на спину и аж присела. И подумала, что мне ни в коем случае нельзя лыжи в дороге потерять. На них крепления-резинки, на них в любой обуви можно. Но мои ботинки, в которых я поехала, только чуть- чуть резинку цепляют,, широкие у них носы, ехать задом наперед- это когда в горку- чревато. Лыжа улетает. Наклониться то я смогу, а вот встать с грузом- навряд ли И самостоятельно рюкзак мне не одеть. Весовая категория не та.
Уже стало сильно сереть. И луны нет. В общем, пошла я вперед. Женька сзади с фонариком маячит, снег собирает своей ванной. Я пройду метров пятьдесят, оглянусь- а Женькин фонарик все дальше и дальше от меня. Я снова вперед. Женьку жалко, как он, бедный, корыто это волочет, прямо аж сердце заболело и помочь не могу. Сама загружена выше крыши. Скоро я уже и оборачиваться не стала- фонарик из вида пропал. Я шла на автопилоте, опустив голову и не глядя вперед. Было совсем темно. Я выглядывала свою лыжню, и лыжи проваливались на ней резко вниз. Пошел мелкий дождь, и я обрадовалась. Мокрая одежда приятно холодила. Рюкзак защищал спину, так как я шла с сильным наклоном вперед. Моя телогрейка осталась у Женьки на корыте. Промокнет. Да черт с ней. Высохнет. Шла и шла. Ага, аллея дает поворот на забор. Ух-х-х…Половина пути. Встала, легла щекой на палки. Как далеко еще идти. Платок на голове промок. С рукавов вода капает. В ботинках хлюпает. От забора шла уже хорошо протоптанная лыжня. Я ее угадывала по темным ниточкам проступившей воды. Пошла. При каждом шаге проваливаюсь в воду. Иду-иду-иду….В голове крутится картинка, гусеница, как у танка, над ней- седло, сзади- санки, я сижу и еду на этом снегоходе. Легко поворачиваю и взбираюсь на горки, объезжаю воду…Мда…Так шла, пока не почувствовала, что дорога пошла вниз. В этом месте ложе от реки осталось, и забор наращен в два раза выше, чем обычно-генеральские косули стремятся уйти к диким, которые подходят в этом месте вплотную к забору. И тут стала замечать, что, вроде как, какой-то светлячок впереди мелькает. Подниму голову-все черно. Опущу- опять что-то искрит. Иду и думаю, что это такое. И тут вижу, как далеко впереди замигал настоящий огонек. Фонарик. И так мне хорошо стало. Кто еще, кроме Жени большого, мог выйти навстречу. Даже сил прибавилось. Я старалась на остановке согнуться на 90 градусов, чтобы снять тяжесть рюкзака с плеч. Вот и тут, стою, а плечи, как-то, и болеть поменьше стали. Двинулась я на этот фонарик, очень удачно вползла на горку, не потеряв лыжи на льду и воде, и, через некоторое, довольно длинное, время, услышала покашливание мужа.
-Я это, я,- уточнил муж, поравнявшись со мной.
-Женька то где, что-то не видно его,- муж осмотрел мой рюкзак и хмыкнул,- сама то дойдешь?
-Конечно. А Женька маленький очень далеко остался. Наверно, уже идти не может. В мешке то 40 килограмм…
-Ладно, пошел я,- и Женя большой, в валенках с калошами, которые наверняка промокли до упора, пошел дальше, к Женьке маленькому…
А я снова вперед. Настроение поднялось и какая-то обреченность тоже ушла. И пока я с этим чувством шла, увидела сквозь темноту еще более черный силуэт водонапорной башни. О-о-о, я, оказывается, забор прошла. Но эти последние сотни метров перед домом оказались самые тяжелые. Меня хватало метров на двадцать, и я опиралась на палки головой. Вот показался дом соседки, самый первый из всех домов. Я чапала дальше и уже с трудом переставляла ноги. Вот поворот на нашу дорожку, вижу горящее окно в нашем доме. А сил все меньше. Попить бы водички…Дошла до сарая. А вот здесь, на самом знакомом до палочки и камушка месте, не увидела конец сугроба и ухнула вниз. Лыжи слетели, палки в стороны…Я пытаюсь перевернуться со спины на бок, а рюкзак тянет назад. Как муха на липкой бумажке. Дергалась и дергалась, пока рюкзак не стал сползать с левого плеча. А опереться не на что. Правая рука уходит в мокрый снег по самое плечо. И пока самому рюкзаку не надоело сопротивляться, я не могла от него избавиться.
-Юля, Юля,- закричала я дочь. Собаки подхватили мои крики, и Юлька выскочила ко мне. Я уже встала, а рюкзак поднять не могу. Юлька его схватила, втащила в дом и говорит:
-Как ты его несла, я с трудом смогла его поднять….
Сменила я всю мокрую одежду, выпила три стакана чая, и балдею. Так хорошо. Даже про мужчин забыла. А они уже идут. Женька маленький дверь распахивает и втаскивает мешок с комбикормом. Муж заходит. Вымотаны до предела.
Спустя час Женька большой и Женька маленький уже дрыхли, а у меня и Юльки- кормежка, нам никак…
Вот плюсы и минусы жития на отшибе…

апрель 2013

spacer

Музыкальный карман

Сегодня с утра Женька маленький -мой зять- все копошился в своей сумке. Ему предстоит поездка в Ефремов за комбикормом. Сумку надо уложить так, чтобы не устать и не натереть плечо. Так как машина у него стоит в соседней деревне за 4 километра от нашей. И это еще хорошо, так как у других, живущих в таких же медвежьих местах, стоянки еще дальше. Идти придется около 10 утра с другом-соседом из соседнего дома. Одному, как бы, не с руки, вдруг в дороге что-то случится, и помочь, даже морально, будет некому. В последний раз по нашей грунтовке, это пару недель назад, проехал трактор, он если бы ехал прямо, то после него еще можно было- бы приспособиться к дороге, но колея крутится то вправо, то влево, углубляя в местах поворота снежные ямы еще глубже. Поэтому даже Паша на своей Ниве чертыхается, а что говорить про Женькину японку Старлет. Та до самого Мохового будет ползти на брюхе. Если живой останется. Поэтому, жалея свое авто, Женька и оставляет ее на стоянке. А стоянка- у знакомых, у которых « днюет и ночует» не одна машина соседей. Поэтому я, причесав Женьку маленького, снова завалилась полежать. Мое время еще впереди. Зятю я заказала муку и сахар, а Юлька- лекарства и комбикорм. Есть там база, продает все, но чуть дешевле, чем везде, а главное- в одном месте.
Часов в двенадцать дня я вспомнила про Женьку маленького и сразу озаботилась его молчанием. Звоню ему, а у него проблема- тормозная колодка трет колесо и оно нагревается. Говорит повышенно оптимистично, но я то понимаю и тревожусь, что если не сделают колесо, то как они выедут с Ефремова, где им остановиться, нет там таких друзей, чтобы переночевать…И хорошо, что он с Максимом, нашим соседом. Я выглядываю за дверь и вижу, что Лена, жена Максима, тоже тревожится, что-то делает у своего дома и все на дорогу поглядывает.
Время уже три часа дня. Юлька собирается с собаками в поле, собаки орут и визжат так, что у меня заложило уши и я ворчу на них. Что орать то? Никого ведь не забудет, да только псы другого мнения. Я еще что-то делаю, а в голове все мысли о Женьке маленьком. И не звонит, паршивец, как он там? Решаю позвонить, но телефона нет. А он у нас один с Юлькой. Вообще, у нас много чего по одному на двоих. Допустим, у меня и у дочери по паре дырявых валенок. Надо бы подшить, но сосед Миша, тот, который нам барана из погреба спас, пьет уже две недели, отмечая поминки по лучшему другу. Да и третьей пары на подошвы нет. Поэтому зять купил одну пару калош, и мы ее с Юлькой одеваем по- очереди. Она свою дыру в валенке заштопала кусочком голенища, а я просто кладу стельку потолще. Рано утром она покормит птицу и выгуляет собак, потом калоши одеваю я и обслуживаю крупную скотинку, потом снова Юлька их берет, как сейчас, чтобы в поле с псами погонять на лыжах. Вот помните, раньше, читала еще в своей советской школе, как дети ходили в школу по- одному в семье, так как пара валенок была на всю детвору одна. А мы вот дожили, уже взрослые, что за две тысячи валенки для нас- роскошь. Ну, это, как бы, мы живем не в том государстве, которое о своих жителях заботится…Да и суть не в этом.
Я одеваю сапоги резиновые, мне только воды в сарае взять и гусям горячее налить, в сарае-то сыро, а гусиный тазик с водой в гусиной вольере на улице без конца замерзает, и я раза три в день его обновляю. И вижу, Юлька со всей скоростью прямо летит на лыжах и хохочет. Говорю:
– Юль, ты чего? Что случилось? -вижу, что смеется, значит, все хорошо.
-Ой, Женька звонил, подъезжают к Моховому, лошадь одевай,- а сама хохочет, остановиться не может, и продолжает ,-знаешь, я телефон в кармане унесла, Женька звонит, а телефон музыку играет. Собаки как давать лаять и кругами бегать. Привскакивают на задних лапах, крутятся кругом, понять не могут, где играет. А потом обнаружили, ко мне подбегают и давай в карман носом тыкать. Нора аж визжит, показывает, что вон там, там играет. А Дема носом прямо в карман носом лезет…Вот видишь, карман надорвали, -и снова хохочет…
Ну, ладно, все обошлось. Я залезаю к лошадке Майке в ее стойло, пол которого ее навоз и опилки приподняли выше, чем на полметра, и одеваю уздечку, за каждое движение- ломоток сырой картошки. У нас это так. За спасибо ничего не делается. Но вот я открываю дверь пошире, собаки разбегаются, и лошадь сползает в коридор сарая, обрушивая кромку своей подстилки. Потом дверь сарая, и вот уже копыта лошади стучат по заснеженному и обледеневшему двору. Папа уже вынес всю амуницию лошадиную, выносит старую ватную телогрейку на сиденье в санях Юльке, и старую куртку ей же на колени, а на пол саней- старую- же шубу.. Сани-не машина, ноги замерзают быстро. Юлька быстренько поводила по бокам Майки щеткой и счистила засохший навоз и мусор- лошадь в своем стойле иногда катается с боку на бок- и вот уже все вокруг лошадки бегают. Каждый делает в свое, но в итоге лошадь запряжена очень быстро-мороз под 15 градусов и сильный ветер, Майка даже ежится…Юлька поверх ватника одевает еще пуховик, шапку повязывает шалью и одевает специально сшитые варежки с прослойкой овечьей шерсти. Ну, вроде все. Я помогаю ей сесть в сани, она наматывает вожжи на рукавицы, чтоб не слетели, Майка толчком сдвигает сани и …вперед, по целине…
Где-то через два часа Мира, как всполошенная, начинает визжать в вольере. А я знаю, что она , каким-то образом, то ли слышит, то ли чувствует Юльку, но минут за 10 до появления хозяйки собака уже волнуется и скандалит.
Выхожу, и жду. И вот, едут, но едет только Юлька с Майкой и с мешками комбикорма. А Женька маленький и Максим пешим ходом. Да пеший ход ненамного тише лошадиного, я уже знаю, что лошадь даже такие маленькие санки на три человека с трудом выволакивает из снежных ям. Колея у санок почти в два раза меньше колеи машин и трактора, санки ползут то на левом боку, то на правом, и не опрокидываются только из-за обода на санках, а Юлька нервничает и жалеет то лошадь, то сани…
Подходит Женька с улыбкой на розовой мордане, треплет выскочившего из сарая Дему и смеется:
-Что, Демка, понравился тебе музыкальный карман у Юльки? Так зачем же ты, дурачина, ей карман то порвал? А-а-а, ты со мной, наверно, поговорить захотел?
Демка сделался счастливый и умиротворенный, как же, хозяин похвалил за хорошую работу.
Правда, карман порвал. Ну, это издержки большой любви….Не каждый день карманы бывают музыкальные.

spacer

А у нас прибавление

Наша пестрая коровка Даша дразнила нас большущим животом и почти до земли отвисшим выменем.

Обычно наши именно коровы перехаживают свой срок девять месяцев на 14 дней. А тут пошел уже шестнадцатый день, а никто не рождался.

И когда уже наше терпение истекло, Даша, наконец-то решилась.

Юлька прибежала с огорода заполошенная и прокричала мне:

-Теленок родился у Даши…

Папа пошел готовить тележку-перевезти младенца в сад.

Я пошла помогать, захватив простыню-если не удастся погрузить в тележку, перенесем на простынке…оно даже удобнее…

Иду и спрашиваю…у кого?…а кто у нас там родился? Бычок…телочка…

И тут слово бычок как бы высветилось заглавными буквам.

Подхожу к корове и у Юльки спрашиваю:

-Ну, чем Даша порадовала? Бычком?

-А ты как вычислила?-удивилась Юлька.

-Да мне так сказали…

Даша облизывала свое дитя, а потом отошла в сторону, когда Юлька и Женя большой (наш папа) приподняли теленка и переложили на простынь. Тряпка прихватила бычку передние ножки, и когда погрузили его на тележку, он уже не болтал ногами, и мы спокойно отвезли его в сад.

Юлька одела на бычонка веревочку и он лег на сено, целый мешок которого перед ним выложили.

Потом все разошлись, но каждый-издалека-отслеживал малыша.

Где-то через час Юлька Дашу подоила, выбрав две трети молока и оставив остальное-боялась пареза.

Бутылочка для нового члена нашего хозяйства уже была приготовлена. Поили бычонка мы все. Папа держал его за корму, чтобы он не пятился назад. Я придерживала ему голову, чтобы не тыкался по сторонам. А Юлька вкладывала соску теленку в рот, стараясь не шибко окропляться молоком от бестолкового новорожденного…

Но вот молоко вкусили, завертели хвостом, и начали чмокать. Пока бычонок выпил всего около литра.

В обед снова дойка и поение малыша-уже выпил литра полтора.

И в конце дня полтора.

А вечером зятю радостно и гордо похвастались:

-А у нас прибавление….

А вот потом молоко стало выпиваться литрами. Уже на четвертый день телок за раз поглотил четыре литра. Юлька не стала его поить днем, и пошла кормить ближе к вечеру…Еще четыре литра.

Теленок родился не сказать, что крупный. Но так много выпивать молока-значит и рост будет.

Так неудачно сложилось, что на четвертый день жизни бычок попал под дождь. В саду от воды прятаться некуда. А помня, как у нас в сарае заболела и погибла телочка от энтерита, мы сейчас телят в помещение не заводим. Поэтому единственное, что смогли сделать, положили бычку много сена, еще позапрошло года, и он весь дождь пролежал на нем, засунув нос в бочок и спал очень крепко. Мы ходили рядом и сторожили его, а он не просыпался.

Но все когда-нибудь кончается. Дождь перестал, а дочь у меня решила телка поить из ведра.

Тут тоже своя песня. Привыкнув задирать голову за бутылочкой, теленок также поднимал голову от ведра, ища молоко в небе. Опять мы все втроем сгрудились около хорошо подросшего теленка. Папа, как обычно, держит теленка за корму. Я сую голову младенца в ведро, чтобы не дергался, а Юлька дает теленку палец в рот и ведет его голову к молоку…Но вот так удачно я сунула животное в ведро, а Юлька сумела окунуть его губы в молоко…что процесс пошел. Он прерывался несколько раз, но голову телку опять толкали к молоку и он, вдруг, понял…

Пока получилось выпоить литра три. Но допаивать не стали, чтобы вечером, проголодавшись, он стал более понятливым.

Так и получилось. Практически с первого раза телок схватил Юлькин палец и стал пить божественный для него напиток. Раз за разом он тянул молоко, да так удачно, что более четырех литров поселилось в его животике, и папа сказал, что прочувствовал эти полведра молока в теленке визуально.

Вот сегодня теленку шестой день и второй день, как перевели на поение из ведра.

Мы заметили, что в более поздний срок теленок хуже учится. Лучше пораньше…

Обычно наши телята выпивают около десяти литров молока в сутки при двухразовом кормлении. Никогда никаких расстройств. Чаще не выгодно. Коровы стоят далеко, привезти и отвести каждую-около 40 минут. Потом доить…потом кормить…и два -три часа как не бывало. А еще уйма другой работы, которую нельзя отложить, да еще в начале лета…одних посадок овощей…рассады и прочего…

spacer

Мурка пела песенку котенку…

Мурка пела песенку котенку…
Наша Мурка ходила с огромным животиком, и была по толщине что в длину, что в ширину. Этакий бочонок. А сегодня она с утра стала бегать за Юлькой, Юлька в сарай-Мурка в сарай, Юлька в дом-Мурка дверь царапать.

В дом мы ее не стали брать-опять будет гадить, где попало. В сарае то можно, где угодно, к тому же он сейчас пустой.

Но Мурка считала, что мы обязаны предоставить ей жилплощадь под роддом.

Когда Юлька пошла в огород, Мурка помчалась за ней…а под хвостом стал выпячиваться пузырь…роды начались…

Вот что ты будешь делать, такая упрямая кошка. Юлька ее подняла и решила посадить в огромную клетку, где ранее сидели кролики, было на дне много сена и окошечко с боку. Эту клетку делал Женька маленький, и, как обычно, сбил от души. Так что клетку мог поднять и перетащить только он сам.

Внутрь положили коробку, посадили кошку и закрыли.

Мурка смирилась, обследовала коробку, но выбрала место в уголке на сене.

Через час Юлька заглянула в клетку-пусто, никто не родился. Еще через час заглянула я и увидела двух котят. Таких же серых, как и сама Мурка. Но оказалось, что один котенок увечный. Пришлось его вынуть и убрать.

Еще через час снова заглянули…эх…только один котенок живой, а два-дохленьких. Мурка, оказывается, вылизывала себя, а не котят. А они родились в пленочке и задохнулись.

Теперь надо мамку покормить. Был у нас сварен петушок. Его вареные потроха я и отдала Мурке. Кошка лежала боком, закрывая котенка от нас, и сверкала желтыми глазищами…Я прислушалась-Мурка тихонько пела песенку котенку…мур….мур…мур…

Это было так необычно…песенка котенку…который сосал мамку и мял ее живот когтистыми лапками…

Расти, малыш. Ничего, что ты один. Зато все молоко твое…а мы будем тебя любить…

spacer

Мурка меня лапой

Мурка меня лапой…

Наша Мурка с помойки-ходит толстенькая и кругленькая. Мы прокараулили, когда она играла в любовь с нашим котом Кузей.

Они, тайно вздыхая, ушли в поля и предавались там обману.

Ну, что сказать? Крайне нежелательное событие, хотя тут, в полях, лишних кошек не бывает.

Теперь Мурка ходит задумчивая, проверила бывшую будку Ферри-хозяйка ушла в свою сферу-и чистила ее-из будки летела пыль из мелкой соломы и шерсти.

Теперь она-каждый день на собачий обед приходит, не то что остальные кошки-которых не видать по два-три дня.

А Юлька вздыхает. Уже заказала препараты в ветцентре. Надо будет потом, через пару месяцев, Мурку прооперировать. Кошки хоть и не лишние, но когда их много-птицы исчезают. А нам нравится, когда они летают и поют перед окном.

У нас все кошки стерилизованные. И нам хорошо, и природе. А котенка, когда надо, в деревне всегда найти можно. Их там немеряно. К ветврачам никто не обращается-денежно и затратно для тех, кто живет на мизере.

Посмотрим, кто родится. Видимо, Юлька оставит всех-Мурка, как бывшая бродячая-принесет от силы двух. Очень уж она маленькая.

Вот вышла сегодня из дверей дома-а Мурка сидит на мешке с зерном и лапой меня-мешаю я ей, видишь ли, мышку вспугнула…

spacer

Как я к колдуну ходила

Наша Юлька заканчивала сельскохозяйственный институт факультет ветеринарии, но уже было видно, что работать ей будет негде. От бывших студентов поступали сведения, что они работают где угодно, но не в клиниках и не ветврачами. Или в магазинах зоотоваров, или преподавателями химии и биологии, или просто разнорабочими. Я часто думала, что делать. Даже практика предполагала такие трудности… А тут работа. И вот, как-то проводя вечер за вышиванием, я спросила Юльку:
-Как ты думаешь, если бы у тебя была клиника, ты бы справилась?
-Не знаю, – ответила она, занятая чтением фантастики. В данный момент книга перевесила интерес к клинике, и вопрос остался открытым.
Я решила действовать. Ведь я главный бухгалтер, вела магазины и знала, как вести такие заведения. Но ведь Юлька-ветврач. Значит, нужна клиника. Вскоре после моего решения о создании своей фирмы, я держала в руках подписанные Устав, регистрационные документы и любовалась печатью. Печать была самая рядовая, но ведь это была моя печать. Фирму назвали АРТЕМИДА. Я задействовала свою маму, мы с ней стали обходить город в поисках помещения. Город не слишком велик, и скоро наша фантазия в поисках истощилась. Я решила идти в администрацию. По недвижимости там работала женщина, имевшая большую власть. Ведь помещение можно было дать, а можно не дать. И не дать было легче – безденежные просители не котировались. Так что пара месяцев моих хождений благополучно закончились ничем.
Потом прошла еще пара месяцев и еще. Я поняла, что клиника застопорилась.
На этот тяжелый период падает моя безработица. По воле обстоятельств, я ушла от Кривицына, где проработала 4 года, и стала работать в бюджетной организации.
У меня завязались хорошие отношения с женщиной, которая не блистала образованностью, этикой или еще каким недостатком, была в суждениях прямая, как стрела, и радушна, как старик Хоттабыч. Разные взгляды на жизнь не мешали нам общаться и изредка находить сходившиеся интересы. И вот я пожаловалась ей, что у меня дело не идет. Вот мешает что-то, и все. Она долго думала, что-то прикидывала, и наконец сказала мне такую вещь, что я опешила.
-Тебе надо сходить к кол..ну.
-К настоящему??
-Он мой друг. Ты придешь и скажешь ему проблему. Он подумает и попробует найти решение.
Здесь надо сказать, что полувоенная дисциплина и решительность характера моей коллеги по работе напоминала мне солдат – гренадеров из исторических книг. И я, рассказывая события, связанные с ней, называю ее Гренадершей. Причем для меня она как бы незримо была вооружена копьем и мечом, а где-то позади идет в поводу конь. Так как и ростом и статью ее Бог тоже не обидел.
И вот буквально через три дня я с Гренадершей подходила к дому кол..на. Нельзя сказать, что я волновалась, но иногда сердце екало. Звонок в дверь, радушные хозяева и, наконец, я на диване с котом на коленях. После взаимных приветствий и подначиваний мне дали высказать свою проблему. Я рассказываю про клинику, конюшню, беды и разочарования. Кол..н слушает меня, посмеиваясь. Он молод, как и его жена, бородат и симпатичен.
-А как название твоей фирмы? – интересуется кол..н.
-Артемида, – вздыхаю я.
Кол..н как бы берет мое название и начинает перекидывать его из правой руки в левую, шепча про себя творимое действо:
-Бизнес идет? – бросок влево. – Нет, не идет…
-Торговля идет? Нет, не идет…
-Деньги идут? Нет, не идут…
-Работа идет?….
-Интерес идет?…
Оказывается, ни одно действие не идет вперед. Даже я это вижу.
-Надо менять название, –выносит свой вердикт кол..н, – оно у тебя стоячее, как забор. Ни к тебе никто, ни ты ни к кому. Нужно что-то бегучее, живое.
Пришла я домой, и мы с дочерью стали перебирать все, что придет в голову.
«Поместье «Волчий лог»
«Усадьба «Волчиха»
И все в том же духе. Но от наших названий разило дикостью и болотом. Так что я легла спать полностью неудовлетворенная нашими поисками.
Почти месяц мы искали имя. Кол..н снова перекидывал наше название из правой руки в левую и шептал свои заклинания, после чего констатировал:
-На 50% идет…
-На 80% идет…
-Совсем не идет…
Наконец, видно, устав от наших визитов, он велел придти, сказав:
-Нашел я для вас название. Жду сегодня вечером.
Я с утра затормошила Гренадершу:
-Я куплю торт из мороженого и фруктов, а с тебя вино. Сегодня решается судьба моей фирмы. Гренадерша смеялась и послушно шла за мной по магазинам. Так что вечером мы с ней, как два вьючных ослика, стояли перед памятными дверями.
В перерыве между стаканами чая, кол..н сходил в соседнюю комнату и вынес нам магический кристалл. Зеленовато-сиреневая дымка следовала за кристаллом и кол..н с гордостью любовался своим сокровищем:
-Эта вещь обошлась мне в цену маленького автомобиля. Ручная работа.
Я была шокирована и завидовала ему черной завистью. Денег на маленький автомобиль у меня не было.
Теперь, доев торт и уничтожив сладости, мы были готовы к торжественному крещению. Кол..н взял обыкновенный листочек в клеточку и написал нашу судьбу. Когда я взяла эту бумажку в руку, она обожгла мне ладонь, как огонек спички. От неожиданности я накрыла листочек другой ладонью и ощутила, как тепло пошло по рукам. Живой листочек. Это было что-то, что я не ожидала. На листочке было написано ЖИВИЦ1А. То есть буква Ц была как Ш с ромбиком внизу на средней палочке. Старинная буква Ц1.
Кол..н полистал свои колд…кие книжки и приписал слева от названия куб с включенной в него буквой И:
-Это название только ваше, им больше никто не сможет воспользоваться, – и кол..н удовлетворенно улыбнулся, – а куб для того, чтобы двигать дело вперед, не давая ему остановиться…
Так мы стали обладателями единоличного счастья.

spacer

Как к нам бабушка приехала

Много времени прошло с тех пор, как бабушка с дедом уехали из Коуровки в город. Мы уже пять лет вели хозяйство в доме без дедушки и без бабушки. Когда выходишь в огород, все напоминало дедушку. Вот он построил вольер для птицы. Мы хотели в другом месте, но он настоял вот тут, и все. Сейчас оказалось, правильно настоял. Нам было удобно- рядом с домом и идти никуда не надо. Вот он дом поднимал, заменял прогнившие бревна камнем с цементом. И до сих пор дом стоит прямо. Здесь он построил туалет. Жалко, что не утеплил. Тоже удобно, рядом с дверями дома. Зимой это ценится необычайно. Печку перебирал и указал на ней вмятинами, какие кирпичи надо снять, чтобы ее почистить. Перестроил холодную комнату. В ней мы живем летом. Куда ни посмотришь, чего не коснешься- все деда вспоминаешь.
Раскатали стираный коврик- он висел над печкой – вспоминаешь бабушку, она этот коврик долго и упорно вышивала. Вешалки прямо под руками- снова бабушка делала. Столик в нишу поставила- опять нам удобно, и переставлять ничего не надо. Любая тряпочка, кастрюлька бабушку напоминает.
Сейчас деда нет уже года три. Живет бабушка одна в городе. Не желает в нашу квартиру городскую ехать, так как привыкла к своей. Но время взяло свое. Стала бабушка плохо ходить, и я буквально силком привезла ее в свою квартиру. Сами мы в ней почти не живем, все в Коуровке. Но обязательно, каждый день кто-нибудь едет в город, вот и не одна бабушка в квартире. Хоть вечером или днем кто-то с ней рядом.
Бабушка, конечно, стала уже не такая, какую мы ее помним. Память уже не та, и думает не так, и делает все не по нашему. Но я то помню, какая она была, и жалею ее, ухаживаю за ней и со всем соглашаюсь. Лишь бы ей угодить.
Тут как-то я стала замечать, что в тазике у черепашек вода каждый день портится. Первый день воду заменила. Второй заменила.. Третий. Не пойму, почему вода у них так быстро портится. И как -то раз увидела. Берет бабушка остатки своего супа, и к черепашкам выливает. Чтобы и они поели тоже. Я ведь говорила, что они воду пьют, и забыла им малинку купить, вот бабушка и решила их подкормить.
Или вот, я жалуюсь, что попугайчики, паршивцы, хлеб не доели, от яблока отказались- семечки им подавай, а не еду попугайную. Жевать им ее, что-ли. Назавтра Юлька говорит, что бабушка что-то ела, посмотрела на птиц, и кинула в клетку к ним хлеб пережеванный.
А недавно совсем смешно вышло. Для остальных смешно, а не для меня. Я пожаловалась бабушке, что пополнела, и шуба на мне с трудом застегивается. Шуба была тяжелая, и очень-очень теплая. Мне надо было ехать по делам в п.Билимбай. А так как стало холодно, я решила шубу одеть. Показалась она мне легкой. Сделала я в Билимбае все дела, ехать надо обратно, а автобуса нет. Час ждала транспорт, и обнаружила удивившее меня обстоятельство- я замерзла в шубе!! Никогда такого не было. Приехала домой вся окаченевшая. А дома Женька маленький, посмеиваясь, сказал, что бабушка из шубы убрала утеплитель, чтобы она не была мне тесной. Так что пришлось мне брать синтепон, предназначенный для Женькиного плаща, и ремонтировать шубу. Потихоньку от бабушки. Чтобы не обиделась. И внимательно следить за своим языком. Так как бабушка все понимает без оттенков. И постарается помочь. Тоже по своему.000

spacer

Что сказал Кузя

Что сказал Кузя…
Я стою и караулю веревочку, которая сдерживает попытку коровы помахать ногой. Юлька сидит на скамеечке и доит Лапушу. Та стоит мертво-несколько дней назад получила веревкой по хребтине за попытку побуянить в станке. Видимо вода, залившая ей копыта до половины, ноги холодит. Но куда деваться-надо доиться, а другого места нет. И погоду не остановишь…
Но вот корова додоена, Юлька готовится ведро с молоком вытянуть из-под коровы и поставить его около скамеечки, чтобы Лапуша, когда кидается к дробленке, как маленький слоник, его не перевернула.
И в этот момент я буквально слышу, как за моей спиной раздается звук:
-М-г-м-г-ф-р….
А в ушах стоит перевод:
-Она закончила…пошли строжить…
И выдвигаются из-за моей спины Мира и Пыша. Они резво подскакивают к тазику с комбикормом и начинают ждать, пока Лапуше Юлька ногу от веревочки освободит…мгновение, и собаки начинают на Лапушу лаять…что медленно ест…что грызет бортик тазика…что со снега лижет рассыпанную ею же дробленку…
Для собачьего возмущения всегда есть причина.
Занесла Юлька молоко в дом, и я ей рассказываю, как услышала переговоры собак. Юлька заинтересовалась…я же до сих пор в удивлении…как я смогла уловить их разговор?
Но это был еще не конец. На другой день вижу, как Кузя спрыгивает около меня с чердака дома, мурлыкает, а потом я, как и с собаками, слышу, что он проговаривает, произнеся необычные звуки:
-Мар…ар…р.р. … Курица вкусная сегодня…вкусная…курочка…
Я стояла в полном шоке, откуда Кузя знает, что кошкам вечером Юлька даст куриные отходы-нас порадовала Женькина знакомая очистками для коров и кроликов и остатками запеченной курицы. Спасибо ей, а то я так бы и не узнала, что Кузя умеет разговаривать.
Дело в том, что на самом деле и собаки и кошки наши слова не произносят. Они проговаривают свое мнение на своем языке…но как я могла это расшифровать?
Вот так то. Умеют говорить животные. Я давно писала, что разговаривают все животные на одном языке-образами картинок. Но я то увидела не картинки…я услышала их слова в ушах!
Видимо, картинки как-то переводятся словами, или это вообще их мысли были, громкие…ведь я их услышала.

spacer

Люблю ли я сестренку

0013

Люблю ли я сестренку (про мальчика Костю 2)
Вернувшись домой, Костя ощутил комнатное безмолвие. Мамы не было дома, и все стало пусто. Как- будто жизнь ушла. Он и не подозревал, как много значит слово-мама. Заглянул в холодильник. Открыл буфет. Прошел в свою комнату. Еще раз покормил кота. Посидел в отцовом кресле. И понял, что дальше так нельзя. Только он подумал об этом, как пиликнул телефон и высветилось имя-мама… Ой, мама звонит:
-Алло,-у Кости дрогнул голос,-мама, с тобой все в порядке?
-Да, малыш, все в порядке. У тебя сестричка родилась. Придумай имя. Я буду дома завтра. Можешь меня встретить, если хочешь…
Костя хотел ответить, но горло у него перехватило, он откашлялся, и когда был готов, телефон отключился.
Эх. Ну что он за человек? Мама подумает, что он не рад. Да рад он, рад, что с мамой все в порядке, а вот насчет сестрички…рад ли?
Тут Костя встрепенулся и сам себя отругал. Сестричка тоже не плохо. Будет его слушать, а он будет ее защищать. Так. Надо уборку дома сделать…Посуду помыть, тряпки свои растолкать по местам, коврик выхлопать…
До позднего вечера Костя отмывал полы и пылесосил ковры, благо, что их всего три. Потом отдраил мойку на кухне, ванну и унитаз в ванной комнате, израсходовав половину флакона Фейри. Помыл плитку на стене кухни от брызг еды и саму плиту от нагара. Подумав, еще раз протер полы на кухне… И свалился от дикой усталости. А ведь мама это делает почти каждый день… Очень хотелось есть, было уничтожено все, что мама ему оставила.
Так. А мама придет с малышкой, что есть будет? Но здесь его голова дала сбой. Костя прилег на диван, просто отдохнуть, и проснулся только утром. Счастливый проснулся. И долго лежал, думая, откуда это такое умиротворяющее чувство счастья? Вдруг все прояснилось-сестричка родилась. И мама скоро будет дома. Наверно, надо такси заказать, чтобы их отвезти…
-Алло, Валерка,-кричал Костя другу,-скажи в школе, я сегодня не приду, маму с сестричкой буду встречать..
-Маму с сестричкой…Папа, у Кости сестричка…,-слышал Костя в телефоне крик Валерки и отключился. Некогда.
Теперь надо маме сказать:
-Мам, у тебя все ОК? Я приеду на такси. Во сколько нужно быть? В два часа? Я тебя встречу. Я очень рад. И сестричке тоже…,-Костя так заторопился, что его мысли смешались и чувство счастья сменилось беспокойством. У мамы сейчас только он. И надо соответствовать.
Буквально сразу после разговора с мамой позвонили в дверь. Прибежала запыхавшаяся мама Валерки-тетя Катя:
-Костик, золотце, во сколько маму надо встречать?
-В два часа. Теть Кать, я встречу.
-Умница!-чмокнула его в ухо тетя Катя,-а приданное купили?
-Приданное? Так, сестричка…она маленькая…какое приданное?
Тут тетя Катя расхохоталась, пробежала по комнатам и заглянула в шкафы:
-Понятно. Ничего не куплено. И правильно, по поверию заранее ничего покупать не надо, чтобы…чтобы…в общем, чтобы все было в порядке,-тут тетя Катя озаботилась лицом, мгновение что-то кумекала и исчезла…только каблуки простучали по лестнице.
Костя пожал плечами. И чего взбаламутилась? Тоже подумал, и снова схватился за телефон:
-Алло, такси? Мне надо машину к половине второму дня. Куда поедем? Так…в больницу…в роддом…, -и Костя облегченно вздохнул. И это дело сделано. Теперь сходить в магазин. Мама всегда покупала сардельки, так как это варить быстро. Он сейчас тоже их купит. И хлеб. Так, а к ним что?
На магазин потребовалось больше часа. Так как сарделек было несколько видов. Костя ходил и все перебирал, сомневаясь в результате. Потом ходил среди круп, овощей и долго стоял перед мороженым. И решил, что приезд мамы надо отметить. И положил в корзину пару упаковок сливочного мороженого. Дно корзины покрылось пакетами и она потяжелела в руках. Костя споткнулся перед кассой. Если честно признаться, то он в магазине еще ничего не покупал сам, один. Ждал у выхода и подхватывал сумки. Все делала мама. Поэтому Костя задержался около банок с кофе и тихонько отследил, как люди расплачиваются, и только потом уверенно и независимо подошел к кассиру.
-Пакет нужен?-глянула на него женщина за кассой, быстро швыряя банки и коробки в лоток.
Костя понял, что сумку из дома он не взял, и кивнул, что да, нужен…потом расплатился и быстренько все побросал внутрь пакета. Вздохнул. Даже магазин требует предварительного раздумия.
Дома, кинув взгляд на часы, Костя почувствовал мурашки по спине-было уже пятнадцать минут второго. Сунув вязаную шапку в карман курточки, Костя выскочил за дверь и с шумом проскакал по лестнице. Машины еще не было, и только почти в половине второго раздался звонок мобильного-шофер предупреждал о своем прибытии.
Ехал Костя с чувством чего-то непредсказуемого и страшно важного. У него опять забилось сердечко, да так, что стало трудно дышать. Даже руку на сердце пришлось положить, так оно разволновалось. Около больницы он вышел из такси и решил ждать на улице. Так как не знал, куда идти и где маму искать. Было без пяти два, вышло несколько женщин, и внезапно для Кости появилась в дверях мама. Она сразу увидела сына, помахала ему рукой и Костя забыл про все волнения. Он пару раз подпрыгнул, тоже замахал руками и вприскочку подбежал к маме. И осторожно посмотрел на одеяльце с красным бантом в маминых руках. Она держала его бережно и нежно. Обняв сына за плечи, мама тихонько отогнула уголок конвертика и Костя изумленно увидел маленькое розовое личико…глазки открылись…и закрылись…
-Ой!- только и сумел сказать мальчик. Потом посмотрел на маму и увидел, что она смеется. И он тоже улыбнулся и взял маму под локоток. Даже шофер такси изобразил улыбку и выскочил из-за руля, чтобы открыть дверцу заднего сидения. Так до дома и доехали. Костя расплачивался с таксистом, и мужчина вдруг сказал:
-Ты самый счастливый человек. Теперь на свете будет жить легче. Так как две души в этом мире-не одна.
Пока мальчик дома раздевался, торопясь и кидая все вещи на трюмо, мама на широкой койке распеленала свой конвертик. И Костя, замерев, смотрел на ручки, сжатые в кулачок, на крошечное недовольное личико, на ножки, которые пинали простынку…и в душе у него разрасталось что-то такое огромное, которое захватывало его целиком и полностью, а сердце млело от чего -то неведомого и страшно нежного…сестричка. Его родная сестричка…И пахло от нее вкусным маленьким ребенком и молоком.
-Пусть будет Дашенька. Дашутся…,-попросил Костя,-тебе нравится?
-Нравится,-кивнула мама, и счастливо рассмеялась. Она переживала за сына, сможет ли он принять нового человечка…оказалось, что может.
Когда мама хотела идти на кухню, обложив конвертик подушками, Костя решительно ее остановил:
-Отдыхай, я сам все сделаю.
И он варил сардельки, заправил в кастрюлю гречку, долго мешал ее (надо было в горячую воду, а он положил в холодную, но ей это не повредило), потом кипятил чайник и резал хлеб. И пошел за мамой.
Ели они первый обед, сваренный Костей самостоятельно. У него даже аппетита особого не было-надышался запахов-но потом разошелся и доел все остатки. И они с мамой разделили свои обязанности. Мама будет заниматься дочкой, готовить полуфабрикат для кухни, стирать детское белье и все прочее, что без нее не выполнит никто. А Костя- варить утром обед, тут же готовить уроки, после готовки обеда выносить помойное ведро и быстренько лентяйкой освежать полы. А потом бежать в школу.
Пока суть да дело, снова прибежала Валеркина мама, тетя Катя, долго с мамой о чем-то трещала и всплескивала руками, а потом дядя Гриша втащил коляску, маленькую детскую кроватку-приставку к взрослой, огромный узел с вещами и…экран для компьютера. Вот экрана Косте и не хватало. Он уже собрал свой комп из разных купленных и подаренных деталей, но экран стоил столько, что Костя просто надеялся на удачу..и она появилась в лице дяди Гриши.
Как оказалось, эти вещи лежали на даче у дяди Гриши и тети Кати еще от Валерки. И только коляска была новая. А вообще, история дружбы двух семей началась еще до рождения Кости и Валерки, а дальше только крепла. И Костя узнавал случайно некоторые отдельные факты этой дружбы. Вот как сегодня…что такую удобную кроватку делал в подарок тете Кате его папа, когда дядя Гриша был на военных сборах, а маленького Валерку уже притащили домой.
Весь вечер Костя занимался компьютером. У него появилось как бы второе дыхание. Он удачно приобрел ранее и недавно все нужные детали, провода и соединения. Папа несколько раз предлагал сыну помощь, и они ходили в магазин электроники, на рынок в компьютерный магазин и покупали недостающее…Костя тихонько напевал внутри себя песенку про Гренаду и всадника, и все у него ладилось. Уже подключая комп к сети, Костя поймал шестым чувством, что дух машины пришел и заселил его компьютер. Вот теперь был полный порядок.
Мама несколько раз проходила мимо и тихонько улыбалась. Потом уговорила сына ложиться спать. А ночью Костя проснулся от того, что в маминой комнате плакала его сестричка. Она кричала и кричала, и только минут тридцать спустя утихла. Костя понял, что такое маленький ребенок. Это еще и работа ночами.
Спустя какое-то время, Костя вдруг обнаружил, что знает причину плача своей сестренки. Вот сегодня утром она плакала по одной причине-слишком крепко мама ее спеленала. И Костя тихонько маме сказал:
-Не надо так туго ножки и ручки заворачивать. Она их поднять не может и кричит от беспомощности.
-Ты думаешь?-с сомнением посмотрела на сына мама и ослабила простынки. Спустя минуту крик затих.
Или…сестричка раскричалась буквально несколько минут назад, Костя подошел и послушал ее и уловил, что ей не нравится включенный телефон рядом с ножками..как он узнает об этом7 Даже самому стало интересно. А главное, в крике такой маленькой девочки, которой шел третий день после рождения, явственно слышались слова…и он их понимал. Странно, что мама их не слышала.
Прошла неделя. Костя втянулся в ритм и стал везде успевать. Уроки выполнял настолько быстро, что на газовой плите суп даже не успевал свариться. Правда, за счет быстроты почерк изменился в худшую сторону, и записи стали коротенькими. Но главное, в классном журнале появились сначала четверки, а потом стали проскакивать пятерки. Не всегда, но часто. Костя перестал думать про школу и полностью погрузился в свои дела. И удивлял Валерку своей собранностью. Так как подспудно все время хотел общения с машинными духами. А это требовало глубокого погружения в себя. Оказалось, что через машинный разум-это самое точное определение машинного духа-можно выходить на мысли людей, на различные события, где машинный разум участвует и контролирует ситуацию. Сразу же выяснилось очень интересное явление. Если люди, окружающие Костю, что-то думали именно о нем, он это считывал, и бывало, забывая контролировать себя, бросал реплику. А ему отвечали, что только что хотели это спросить.
Такая же связь стала проявляться с его сестренкой. Теперь Дашутка-как стал называть ее Костя-прежде, чем кричать, несколько раз говорила:
-А. А. А-а-а.
После чего Костя внимательно на нее смотрел и частенько маме показывал:
-Слишком жарко Дашу одела, вон, у нее шейка вспотела…сейчас рев начнется….,-или быстренько бежал к маме,-скорее, есть хочет, надо кормить, а то крику будет…
Как-то в один из дней мама попросила Костю пару часов приглядеть за сестричкой- срочно надо было сходить на бывшую работу и оформить некоторые бумаги. Костя, хотя и жил в полном согласии с Дашей, согласился неохотно-выпадал из ритма. Эта подмена мамы вылезла интересным фактом. Так как Дашутка спала, Костя тоже лег на койку прямо около краешка детской кроватки, положил в кроватку свою руку на одеяльце и задремал. И в полусне увидел-и запомнил-разговор с сестричкой. Даша даже в свои неполные две недели все понимала. Но не могла выразить словами. Она выражала свое отношение чувствами. И Костя уловил это-Даша излучала сильную любовь и к нему и к маме. Знала про папу и заочно любила и его…
Когда пришла мама, то увидела, что Костя спит, держа свою руку на одеяльце сестрички, а Даша тоже спит и ее крошечная ручка лежит на громадной ладони брата.
А потом приехал папа. Он попытался прорваться в комнату прямо в грязных ботинках, но мама его задержала, раздела и торжественно подвела к кроватке. И лицо у мужчины расплылось в полном счастье-его частичка лежала в кроватке и говорила:
-А. А. А-а,-выразила Даша.
И папа ответил:
-Да-да, моя хорошая, я тоже тебя люблю…
Костя был ужасно удивлен, что папа-его папа, который в первый раз увидел свою дочку-сразу понял, что хотела выразить Дашутка. Это было поистине чудом.

spacer

И машина имеет душу….про Костю 1

И машина имеет душу…

Костя сидел за столом в своей маленькой комнатке. Вообще квартира была двухкомнатная. И мама с папой обитали в большой комнате. А кот кот Кузя жил и там и там, где в данный момент было более выгодно. Костя сидел не просто так-он перебирал свою коллекцию машин. Машины эти покупались при наличии свободных средств, утаенных от школьных обедов. Мальчик был почти взрослым-ему исполнилось двенадцать лет. Он полностью походил на своего папу-большущий нос на худеньком личике, тощая фигурка, огромные ладони, даже больше отцовских, и уже 45 размер обуви. Но если его отец выглядел очень крупным и мужественным человеком, с которого доброта и справедливость прямо лилась на собеседника, то Костя всегда вызывал смех своими неуклюжими движениями и непропорционально большим носом. Когда мама водила сына в больницу, так как Костя пожаловался на “скрип” костей, то врач только усмехнулась и сказала:

-А что вы хотите? Такой бешенный рост костей…В прошлом году в его карточке рост 125 сантиметров, а в этом году-141. Мышцы просто не успевают догнать рост костей.

-А это не скажется плохо?-озаботилась мама.

-Не скажется. Хороший мальчик. Вырастет-первым красавцем будет. Сами то гляньте-уже все зачатки проявились-торопятся расти ноги и руки, уши и нос, рост просто зашкаливает. Кормите его получше, чтобы баланс был…

Так Костя понял, что ничего страшного у него нет. Он просто растет. А то уже в классе пришлось отказываться выходить к доске-руки дергались резко и никак не хотели писать ровно-математичка ехидничала, что цифры не понятные и пахнет не курицей, а доисторическим человеком. К тому же мальчику казалось, что все слышат, как “скрипят” кости при движении. И очень этого стеснялся…

Новотрубный завод

Мама у Кости с утра ушла в больницу-она ходила с очень большим животом, и Костя в тайне надеялся, что у него родится братик, а не сестричка. Папа, когда уезжал на вахту, вызвал Костю на улицу и сказал:

-Оставляю нашу маму на тебя. Чтобы она не носила тяжести, не ползала по полу с половой тряпкой, и не бегала по магазинам. Смотри за ней в оба глаза. Вся домашняя работа на тебе. Понял?

-Понял,-ответил Костя.

-Береги мать, она женщина, предназначение у нее -детьми нас радовать.. А у нас, мужиков, другое предназначение-женщину любить и охранять от всего плохого. И своих детей учить всему, что сам знаешь. Понял?

-Понял,-снова кивнул Костя.

-Она тебя любит так, что жизнь свою отдаст. Но дочку маленькую или сынишку будет любить также, как и тебя. Поэтому не кори ее, если внимания меньше получишь. Помочь ей надо будет по-мужски- заботой, охраной и любовью своей. Чтобы могла на нас опереться. Понял?

-Понял,-Костя улыбнулся суровому лицу отца , приподнявшись на носки, крепко обнял его за шею и тихонько смахнул слезинку,–маму буду беречь, не переживай. Работай спокойно…твоя вахта-тоже не сахар.

Так что Костя, проводив маму за порог-она не захотела сопровождения-сидел за столом и любовался своими машинами. А в голове у него, в той маленькой комнатке в голове, где обитала мама, была мысль о маме. И эта мысль затмевала вторую комнатку в голове-где был папа, и третью, где была бабушка с дедушкой, и даже пятую, где были думы о его машинках.

Даже в школу он не хотел, и решил этот день пропустить. Как только Костя это решил, раздался звонок и мальчик увидел в телефоне фото друга-Валерка объявился.

-Привет, отшельник,-Валерка никогда не был торопливым,-сейчас отец у меня согласился нас с тобой провести по первому цеху на Новотрубном. Собирайся, ты же хотел. А в школу я позвонил, сказал, что причина уважительная для прогула.

-Ура! Сейчас буду готов,-и Костя швырнул телефон на диван.

Хорошо, что он успел маму проводить. А то пришлось бы отказываться.

Мальчик быстренько сменил белую рубашку на темную, одел старые сапоги, вязаную шапку сунул в карман куртки и вышвырнулся на улицу. Потом снова забежал домой-за телефоном-и уже окончательно спустился во двор, ожидая Валерку. Друг показался со стороны аллеи и помахал Косте рукой. Костя мигом, спортивной ходьбой, добежал до Валерки, за руку поздоровался с Валеркиным отцом-дядей Гришей-и вся троица поспешила к проходной. Просто так оказаться на территории завода было не просто. Дядя Гриша долго отсутствовал, потом пришел озабоченный, снова ушел, и только почти через час они смогли пройти через турникет и вдохнуть заводской воздух.

Оказалось, что завод-это громадный город с асфальтированными дорожками, деревьями, аллеями, с множеством переходов через железнодорожные линии и длинными составами под погрузку. Первый цех был в пятнадцати минутах ходьбы от проходной, то есть близко. А когда приблизились к цеху, у Кости вдруг часто-часто забилось сердечко-он почувствовал физически присутствие огромного существа, расположившегося в станках и печах, в станах и в людях, и даже в мостовых кранах…Костя еще не был внутри, но уже знал, что там находится…это был дух цеха, который контактировал с другими цехами и был частичкой общего заводского духа. И цех и завод были живыми.

Стоя у внутренней двери в цех, дядя Гриша протянул ребятам две белых каски. Костя натянул каску на голову и тут же схватился за уши-каска сползла вниз и края у нее были очень острые. Вот где пригодилась вязаная шапка. Сидя на ней, каска уже не давила и позволяла спокойно крутить головой. Валерка, под ухмылку отца, тоже достал свою спортивную шапочку и замер в ожидании. Как и Костя.

И вот первый шаг в цех. Оглушительный шум упал на них, запах железа , окалины, газа и тепловоза забил нос, Лампы, неярко освещающие пространство, мостовые краны, в кабинах которых были видны лица женщин, пачки труб, затянутые стропами, плыли вдоль проходов, и тут и там были видны люди…

И Костя снова ощутил очень мощный дух цеха, он работал в полную силу. Дядя Гриша провел их к площадки, где лежала трубная заготовка, к печи:

-Здесь заготовка нагревается, становится пластичной,-перекрикивая шум, показывал дядя Гриша. Потом поздоровался с мужчиной у печи и тот достал большое синее стекло и пригласил посмотреть в печь. Костя осторожно присмотрелся и угадал формы заготовок, которые медленно двигались на подвижном поду печи и горели малиновым светом. Все пространство печи было огненным, и только кирпич стенок оставался красно-черным.

А потом был прошивной стан. Громадное сооружение с двухэтажный дом. На самом верху сидел человек и управлял станом. Лязг металла, жар от заготовок и громадные скорости … Заготовка бешено крутилась, толкаемая валками, и наезжала на оправку, которая на длинной штанге проходила сквозь заготовку и получалась труба. Потом трубы кидало на направляющие и они медленно передвигались по наклонному охлаждающему столу, который занимал четверть цеха.

Вот дядя Гриша провел ребят через мостки, перекинутые через опасные участки цеха, и показал, как трубы, остывшие на столе, собирают в пакеты и перевозят к контролерам. Там их раскатывают снова, проверяют толщину стенок особым прибором, на обрезном станке выравнивают края трубы в нужный размер, и готовая труба снова в пакетах перевозится на следующую площадку, где трубам поштучно закроют отверстия, навесят опознавательные бирки и…отправят заказчикам.

Обратно снова прошли около прошивного стана, и пока дядя Гриша разговаривал со знакомым рабочим, ребята заворожено отслеживали движение готовых труб. Оказалось, что за “спиной” стана была механическая мастерская. Было видно, как на громадном токарном станке точили неторопливо крутящийся валок диаметром около метра. Передний шпиндель был больше ножки валка и держал его тремя кулачками, резец снимал тонкую стружку с поверхности валка, напоминающего громадный гриб, а на задней бабке верхом сидел небритый токарь и…пел песни.

И Костя и Валерка, глядя на токаря, тоже заулыбались. Видно было, что этот рабочий любил свой станок, был уверенным и получал громадное удовлетворение от своей работы. Ведь поверхность валка была сложной, под разными углами резцы снимали лишний металл, но все делалось правильно и токарь отлично знал свою работу-брака у него не было. Дядя Гриша поприветствовал жестом руки токаря, а ребятам объяснил:

-Этот токарь, Овчинников его фамилия, самый высокооплачиваемый в цехе среди рабочих механического участка. Работа у него очень сложная. Весь цех от него зависит. Поэтому и вознаграждается по максимуму…

После выхода из цеха дядя Гриша провел ребят в столовую-тишина оглушила. Там стояли уже готовые комплексные обеды-все для всех одинаковое. Костя подумал, что ему будет мало, но постеснялся взять два подноса. Сели за стол и все вместе осилили свои порции. А дядя Гриша как в воду смотрел. Он сходил к раздаче обедов и принес обратно еще три тарелки второго-котлеты и пюре. И ребята навернули еще… Сидеть за столом было приятно. Весь шум остался в цехе, хотя и в столовую доносился звон и стук металла, и даже запах немного просачивался. Все еще под впечатлением от экскурсии, Костя не слушал разговор Валерки с отцом, он продолжал переживать и взаимодействовать с духом цеха. Но связь потихоньку угасала…и с последним стаканом компота ушла совсем.

-Фото один из цехов Новотрубного завода взято с этого ресурсаzavod_75

spacer