Чуня и сухая мышка

Чуня и сухая мышка

Почти всю ночь не спала. Очень сильно ломит руки. Не могу лежать или сидеть неподвижно.

Сегодня утром Юлька мне натерла руки лошадиной мазью-там и доза вещества лошадиная. И вот сижу. Потихоньку боль перешла с предплечья в кисти. Т.е. уже стало терпимо.

Ночью лечила и лечила плечи. Утром уже перестали болеть. Т.е. боль ползла вниз по рукам-плечи, предплечье, кисти…

Дело в том, что я лет в 50 вывихнула руку, левую, да так , что она застыла вверх. Дело было в деревне. До города, где больница, 40 километров на электричке.

Я взяла левую руку за локоть и…поставила ее, как надо. Боль была такая, что я в забытье была около часа-сидела на стуле, прижав руку к его спинке.

Рукой не могла двигать около месяца-и продолжала ходить на работу…была главбух на ветстанции…нельзя было уйти.
Вот через месяц и смогла руку засовывать в рукав.

И еще месяц тихонько ее восстанавливала.

Остались симптомы-онемение левой руки (а за ней немеет и правая), когда идет нагрузка, обычно при дойке, но не критично.

И вот такие обострения от холодной погоды-сильная боль на два-три дня. Лечение простое-сидела полночи у печки, грея плечо и руки.

В это же время наша Чуня чем-то играла на полу. Она ловко подцепляла что-то шерстяное с пола, кидала его через плечо и прыгала следом.
Она меня развлекала и я временами даже забывала о своей боли.
Один раз ее игрушка попала в щелку пола-полы ждет разборка весной и поэтому щели не устраняются. Чуня около часа вертелась над этим местом, я даже удивилась ее настойчивости, и добилась своего-игрушка снова летала за ее спину.

Устав от сидения, я решила идти спать. Плечо и запястья медленно успокаивались-все таки система дыхания на больное место-очень действенная вещь, как и тепло печи.

Подошла к дивану и…увидела, что на одеяле лежит игрушка Чуни, а она сама уснула рядышком.

Кошку я переселила на верх печи, а игрушку решила сбросить на пол. Только поднесла руку смахнуть ее, и вижу…ой!…это мышка. Высохшая и плоская. Мумия.

Меня передернуло от отвращения. Мышей я не боюсь. Но видеть такое на своем одеяле…

Я взяла кусочек туалетной бумаги и переместила мышиную мумию в мусорное ведро.

Так что…пусть Чуня успокоится и найдет себе новую игрушку.

spacer

Кузя и Чуня

Кузя и Чуня
Выхожу вчера из дома и чую запах, да такой плотный, будто у меня в пристройке козлик стоит и слюни пускает на козочек.

Посмотрела вокруг…а на чердаке голова Кузи виднеется.

Кот деловито оглядывает дверь, из которой я вышла, и прыгает на высокую полочку над ней. Во время его прыжка я снова почувствовала, что нос отказывается дышать.

Так. Понятно. Наша Чуня вот-вот Кузю пригласит поиграть. Юлька давно ждала этого момента.

Чуня черная из дохленького тощего котенка превратилась в стройную грациозную кошечку. Глазки яркие, тельце гибкое, хвост ершиком, черная шубка серебром переливается-прямо таки хоть на кошачий конкурс красоты отправляй.

Юлька тоже вышла и задумчиво глянула на Кузю:
-М…да, придется Чуней заняться…
В этот день Чуня даже в дом не заходила. То она прыгала прямо под мордами псов и хлестала их хвостом, то она забралась на липу, толстые ветви которой опускаются прямо в загон к азоркам, а те орали и прыгали на ветку, то каталась на папиной волокуше из мешковины. Когда он шел за сеном, Чуня валялась прямо по середине полотна, потом сопровождала каждые вилы от стога до волокуши, а напоследок гордо ехала на верхушке горы сена, как бы говоря, что мы пахали…

И только поздно вечером, когда черная красавица помогла Юльке накормить пару коров и бычонка, она ушла в дом и завалилась спать на печку. Наработалась.

Дело в том, что кошку обязательно надо стерилизовать. Иначе тут будет от котят не продохнуть. Это уже четвертая наша кошка. Только Чуня пришлась ко двору-то есть получила доступ в дом-а остальные кошки и Кузя-живут в сарае около печки.

Две кошки-Коша и Марго-уже старые. Им по десять лет. Молодая Мурка котят приносила уже два раза. От первого приплода выжил один котик и уехал со знакомыми очень далеко, а во втором помете не выжил никто.

Вот пятого января Мурка играла с Кузей, теперь будем ждать ее малышей. Так как есть заказ на двух котят. А потом ее производство тоже придется прекратить. Природа такого нашествия хищников не выдержит.

Я вот думаю, нам очень повезло, что моя дочь закончила в былое время ветеринарную академию. Как это сейчас помогает в нашем хозяйстве. Никакие усилия даром не пропадают.

Так что учитесь хоть чему-то. Все пригодится.

spacer

Ловим воробышков

Как Чуня воробышков ловила

Наша черная Чуня очень сильно подросла и стала выбегать на улицу. Дверь на крючке, но так как без конца снуешь то в дом, то на улицу, про крючок забываем. Чуня подходит к щели между дверью и проемом, нажимает плечиком и выскальзывает во двор.
Это вам не квартира! Это настоящий мир для кошек.
Можно запрыгнуть на дробилку зерна и попробовать лапкой, что такое пшеница.
Еще можно посидеть на мешке с шерстью и попробовать ее свалять для своих ножек.
Но самое прикольное-мчаться по снегу впереди хозяйки, выгнув спинку горбиком и ершиком распушив хвост.

Когда хозяйка зайдет в сарайчик к быку, то самое интересное-забраться на рядом растущую старую яблоньку, на которой две ветки-правая и левая. На одной из них сидят воробышки.

Поэтому надо осторожно ползти вверх к стайке птичек, продираясь сквозь мелкие веточки по правой ветке, и следить, за целью.
Самое мерзкопакостное-стоит подобраться к воробьям поближе, на полметра, как они перепархивают на левую ветку.

Приходится съезжать вниз на когтях, перестраиваться и карабкаться на левую ветвь…когда до птичек остается полметра, они перепархивают …на правую ветку…

Хозяйка отслеживает охоту Чуни и комментирует ее действия:
-Сидите, сидите птички…я сейчас…сейчас…вот подползу поближе…
Поближе не получается.

Воробьи целый час вешали лапшу на уши Чуньке, пока им не надоело и они улетели к зернодробилке клевать просыпанный ячмень.

Вот…а вы говорите, что в доме хорошо…Хорошо во дворе. Особенно когда можно скакать под мордами у собак, грозить лапой коровке и пушить хвост перед лошадкой…Ведь иначе хозяйка заблудится и пойдет не туда, куда надо.

Нагулявшись, Чуня подходит к двери в дом, просовывает правую лапку в щелку двери, делает ее пошире и…виляя задницей и продираясь сквозь узкое пространство, проползает в дом.
Жизнь полна тайн и удовольствий. И надо взять от природы все, что она дает-такой девиз у Чуни черной.

spacer

Забивать гвозди лбом не пробовали?

Забивать гвозди лбом не пробовали?

Наступил легкий морозец в 10 градусов ниже нуля. А так как ветра нет, то вполне кайфово. Но это для других-в шубах и сапогах на мехе, шапках и шарфах из шерсти пуховых коз…а также при завтраке с красной и черной икрой…
У нас, конечно, из этого блаженства только пуховый платок. Остальное-многолетней давности. Но это не мешает в морозный день радоваться жизни.

Однако, есть те, кто не радуется. До сих пор в поле стоят две телочки и бычок. Это молодняк, который еще доит свою мамку-корову. Бычок почти взрослый-ему полгода, хороший густой подшерсток на шее и кудри вместо рогов.

А телочкам по четыре месяца. Они тоже красиво обросли шерсткой, да только маленькая масса тела им в минус.

Поэтому еще вчера я и дочь пошли в сарай готовить телочкам стойло. Они стоять в нем будут вдвоем. Так как небольшие и им хватает места.

На полу-поддон из досок, т.е.все очищено и ждет постояльцев. Однако требуется мелкий ремонт. Один угол огорожен хлипкими досочками и называется кормушкой. Естественно, предыдущие младенцы испытали ее на предмет крепости и выломали верхнюю доску. Потом из второй доски надергали гвоздей наружу острыми концами. И наконец, так как кормушка стала низкой, наложили навоза. Как только сумели извернуться-они ж привязаны на метровую веревку. Иначе выломают все стойло.

Так что мы с дочерью осмотрели свои запасы досок и выбрали две из них. Юльке понравилась та, которая пошире и потолще. Я молчу, так как пилить доску в размер придется мне.

Отмерили, отпилили. Я прибила ее к стенкам стойла на коротенькие гвозди, чтобы просто закрепить и стала готовить длинные.
Тут Юлька, обшаривая глазами полукруглую доску, углядела гвоздь, торчащий прямо по середине острым концом к нам. Я этот гвоздь чуть подбила по кончику, но шляпка все равно торчала чуть-чуть. Никак ее гвоздодером не подцепить-мелко сидит. К тому же гвоздодер не разворачивается в узком месте, на хватает ширины кормушки, и тянуть его можно только вверх и на себя.

Я подбила молотком жало гвоздодера под шляпку гвоздя, а Юлька заторопилась, хватает гвоздодер и со всей дури тянет его вверх и на себя…и здесь…гвоздодер выскальзывает из-под шляпки гвоздя, и, повинуясь ее усилиям, делает полукруг над ее шапкой и врезается ей в голову…
Ай-я-я-яй…как это больно…
Юлька села на корточки и пытается сдержать стон…на голове-огромный выпуклый шишак из кости…как еще голова выдержала…
Я ругаюсь и сама хватаю гвоздодер и так как стала умнее, ухитрилась заставить его наклоняться вниз…

Но гвоздю это не помогло. Юлька, держась рукой за шишку, берет молоток и вбивает гвоздь обратно…
Наша возня с доской вышла доске боком. У нее раскрошился от усилий один конец, и пришлось выдирать и вторую сторону.

После этого мы достали вторую доску, сразу осмотрели ее на предмет острых предметов, и мой муж отпилил конец в размер-мне не захотелось повторять свой подвиг.

Вот эту доску по той же схеме-сначала короткими, а потом длинными гвоздями, мы и приколотили.
Юлька села на нее, проверяя прочность, и комиссия в нашем составе утвердила оценку “удовлетворительно”. Было потрачено один час времени и шесть длинных гвоздей.

Один час!! На одну доску!!

Вечером мы ждали Женьку маленького, чтобы перевести молодняк в стойла. По дороге к телятам Юлька пожаловалась ему на огромную шишку на голове. На что он удивился:
-Вы гвозди то головой что-ли приколачивали?

spacer

Чуня черная

Чуня черная

Поселилась у нас Чуня черная…просто обыкновенный черный котенок.
Собственно предистория события была такая: Женька маленький давно заказал у знакомых черную кошечку. Чисто черную. Но, как это часто бывает, черные не рождались. Рыжие, черепаховые, чернобелые, серые, всякие – пожалуйста. А вот черные, ну ни как. Года полтора-два прошло, мы уж и забыли про черную кошечку, и тут вдруг у кого то получились двое черных. Котик и кошечка. Вот кошечка у нас и появилась. Не совсем правда чисто черная. Крохотный галстучек и трусики-стринги в три волосины – белые, но это уже придирки.
До нее уже была попытка взять в дом кошку для комнаты. Мурку. Но она не захотела ходить ни в лоток, ни в подпол, куда у нас бегала Маша, как добропорядочная деревенская кошка. и гадила во всех углах и на всех тапочках. Пришлось Мурку переселить в сарай.
Имя тоже придумалось не сразу. То Киса, то Мася, Маша, то еще как то. Ничего не липло. Временно называли Цыганка, и Чернушка. Но слишком длинно, сократили до Цили и Чары, и вдруг осталось – Чуня.
Кстати, я тут встретила громкую критику от читателей, что ходить в подпол кошке-это запах…запах…запах…

Скажу следующее. Мы с Урала. Не знаю, где живут критики, но у нас в деревне абсолютно все кошки у всех жителей зимой ходят в подпол. Для них даже маленький вход устраивают где-нибудь в уголке комнаты. Кошки туда заходят для своих дел. И у нас так было в доме, который мы купили в деревне, как дачу, но жили там постоянно. Никакого запаха я никогда не ощущала…да он и не мог никак проникнуть в комнату. Там же, в подполе, отверстия вентиляционные, земля с песком…да и сам подпол-глубиной метра полтора.

Так вот. Наша вновь приобретенная Чуня стараниями Женьки маленького стала с первой попытки находить лоток. Но это в первую неделю. А во вторую-она по следам нашей ушедшей за радугу Маши тоже стала спускаться в подпол. и мы сейчас не нарадуемся.

У нас в полу одна доска не прибита. Там щель, куда гуляла Маша и куда стала гулять и Чуня. Золотая кошка.
Могу сказать, что котенок оказался крайне воспитанным и с незаурядными умственными способностями.

Если, допустим, она кому-то прыгнула на колени, а у человека нет настроения ее гладить, оказалось, хватило двух раз спустить ее вниз за шкирку. со словом НЕЛЬЗЯ.
Теперь Чуня подходит к ногам, и если хлопнуть ладонью по коленям, она взлетает к вам прямо в руки.

Но если настроения нет, достаточно сказать волшебное слово НЕЛЬЗЯ. Чуня оскорбленно отойдет, посмотрит на вас осуждающе через плечо и гордо уцокает на чью нибудь койку охорашиваться.
Такое впечатления, что котенок решает отмыться от вашего волшебного слова и стать чистеньким.
Но, пожалуй, самое удивительное в Чуне-ее передние лапки. Это даже не лапки, а ладошка с когтями. И сразу понятно, Чуня-правша. Именно правая передняя лапка тянется к вам, цепляется за штанину и гладит вас по подбородку…
Но вот недавно Чуня, уже ставшая довольно крупненькой с идеальной точеной фигуркой, пришла к нам и давай гордо ходить перед нашими глазами…урчать и всяко привлекать внимание.

Оказалось, она поймала мышку!

Мы не знаем, учила ли ее кошка-мама и сколько классов она окончила у старых хозяев, но судя по мышке, ей пора в университет.

Мышку Чуня есть не стала-Юлька для котенка топориком кромсает куриную головку, которую Чуня съедает за пару минут-так что мышка для обеда не понадобилась. Но охотничий азарт-это самое главное.

Теперь кто-нибудь услышав, как шуршит мышь, кричит:
-Чуня! Мышка!
Чуня прибегает с выпученными глазами, смотрит по направлению пальца и крадусь идет в показанное подозрительное место.

Так что…растем и хозяев радуем.

spacer

Старичье наше любимое

Старичье наше любимое
Этот год для наших собак выдался сложный.

Весной от инсульта у самой старой нашей собаки Миры, которой идет одиннадцатый год, отнялась вся правая сторона тела.
Мира-собака шебуршная, в ней немало немецких кровей, и она беспокойная и вечно бегающая…

А тут…никак встать не получается…за хозяйкой надо бежать-а лапы не слушаются…даже встать над тазиком с кормом-проблема.

Юлька наливает ей ее обед, потом поднимает переднюю часть, заднюю, поправляет передние лапы и Мирка ест и чавкает над своим тазиком.

Потихоньку мы заметили, что собака стала поживее, у нее еще плохо работала задняя нога, но она упорно вставала, качаясь и царапая парализованной лапой землю, и шла за Юлькой.

Как обычно, Мире дали конуру в сарае…как и всем нашим старым собакам-пенсионерам.

Потом лето было в разгаре, Юлька уходила складировать сено, и две овчарки-Мира и ее дочка Пыша-шли за Юлькой плечо к плечу…

Мирке только вставать было трудно. А бегала она очень даже не плохо.

Вот сейчас я подоила корову, и сразу разлила частичку молока Мире, Пыше и Блоше, не забыв наполнить кошачью сковородочку…

Но беда снова подошла к порогу. В этот раз явный инсульт случился у Блоши…Наша малышка вдруг стала ходить на передних лапах. Я когда увидела, как она волочет задние ножки, мне аж плохо стало…

Теперь Юлька занялась Блошей, разминая ей парализованные ножки. И это дало эффект-она сначала вставала на ноги, качаясь и падая задом, а вот сегодня я вижу, что собачонка, весело лая, вдруг прыгает на всех четырех лапках…
Ну, вот…справилась…хотя было видно, что одна задняя ножка чуть подгибается. Но это не мешает бегать и лаять на Мирку.

Ее небольшую будочку тоже перенесли в сарай, где тепло и нет ветра. И Блоша с трудом забирается на свое место…

И…вот уж не везет нашим псам…Джой…красавец и громадина с такой густой шубой, что до тела не доберешься, вдруг резко захромал и его свернуло в левую сторону. Он еще не верит, что заболел, и пытается ходить…но передняя левая лапа не слушается и не держит тело…

Теперь и третьему пенсионеру выделили место в сарае, прямо у печки, хотя я сильно сомневаюсь…жарко будет…шуба у Джоя-как у белого медведя…

Вот наступит завтра, и Юлька займется Джоем-размять ему свернутую набок шею, левую лапу, которая подгибается и не стоит, успокоить, дать корочку хлеба и литр молока…

Вот такой этот 2021 год. Три собаки с инсультом…три старичка…еще недавно гордо махающие хвостом, а сегодня смущенно отводящие глаза-тело слушаться перестало.

Но мы надеемся, поживут еще хоть немного наши старички…они стали сейчас, под старость, мудрыми и спокойными…все понимающие с голоса…старающиеся снова и снова угодить хозяйке, посмотреть ей в глаза…улыбнуться…

Любимые и абсолютно разумные.

spacer

Когда заметает все дороги

Громко, конечно, сказано, но наша живность хочет кушать каждый день. А привезти комбикорм, мясные отходы собакам и прочее для нас- нечем. Наша Майка вот уже две недели стоит безвыездно в своем стойле. Так как снегопад поднял высоту снега в отдельных местах до полутора метров, в других- до восьмидесяти сантиметров, но все равно, дороги не проходимы. Только на лыжах. Мы и возили все на лыжах. А за лыжами, на веревке, корыто. Это наше транспортное средство на время непроходимых дорог для лошади. Да только на корыте тоже много не утащишь. Так как оно не цельное, а клепанное, с острыми ребрами впереди и сзади. И снег едет впереди корыта. Оно ж от тяжести, в него положенной, тонет в снегу. И даже на лыжне. Такая незадача. Но возили. Это была работа Женьки маленького. Пока снег был рыхлый. Час до деревни туда, и два часа обратно. И все. Больше мой зять в этот день уже ничего не мог делать. Вот только солнышко стало пригревать, и дороги «поехали». В низинках появилась вода. Под снегом тоже мокро. Даже дойти до деревни- это проблема, я уж не говорю про груз. Тут Юлька предложила поработать Бароше, но лапы у Бароши протыкали снег и погружались в него по самое брюхо. Бароша беспомощно дергал постромки. А когда его освободили, стремглав убежал к себе в будку. Чтоб хозяйка не передумала. Так мы оказались перед дилеммой доставки продовольствия. Папа немного подумал и приделал корыту спереди заслонку такую, которая повторяла передний изгиб, как у лыж. И , просверлив дырочки, соединил это в один бутерброд. Ну, внешне было ничего.
1 апреля, когда Женька маленький позвонил и сказал, что он уже в деревне, привез комбикорм, крупу и овес для лошадки, идти к нему и везти это чертово корыто пришлось мне. Так как Женя большой занимался печью и дровами, а Юлька ушла за стеблями крапивы, заполонившей окрестности с осени, а сейчас служащей подкормкой для скота. Как бы дополнительно к мизерному количеству сена. И собрать крапиву в приличный пук надо потратить часа полтора. Собралась я сначала пешком. Так как Женька маленький тоже утром ушел пешком. Но, провалившись в снег на всю длину ноги и застряв, как Бароша, я решила одеть лыжи. Они и по воде пройдут, и в ямах не утонешь. Через плечо веревку от корыта одела и вперед. Лыжи ехали рывками, хоть папа их и пропарафинил перед этим, но погода то…..не по лыжам. Я тихонько ползла по ямам, с трудом- по той части дороги, где уже смешались лед и вода. На горку вползала только с помощью палок, а с горки ехала, судорожно согнувшись, так как лыжи останавливались внезапно. Таким образом я шла и шла вдоль бесконечного забора. Видела интересное явление. По снегу бегала целая стайка то ли мышек, то ли землероек. Они носились друг за дружкой, как листочки с дерева от ветра, и норовили спрятаться под мои лыжи. Свадьбы у них, наверно, наступили…
Дорога у нас делится на две части. Первая часть – от дома до конца забора из бетона, минуя водонапорную башню. Забор ограждает участок в несколько десятков гектар, который построил какой-то там генерал в отставке, сначала он разводил косуль и кабанов для охоты, а когда это стало невыгодным, закупал скот и пас его там круглый год. За забором имелось поле, чем-то засеянное, и мы, проезжая мимо него летом, видели коров и косуль. Счастливый человек этот генерал, дал ему Бог денег…Вторая половина пути- это аллея, которая начинается там, где кончается забор.
Когда я дошла до начала аллейки, уже почувствовала, как промокли ноги сверху. Все таки вода перехлестнула через верх ботинок. По аллейке пришлось тропить лыжню самой- старая лыжня свернула на поле, мне немного не по пути. Когда я приблизилась к первым домам деревни, и дошла до Женькиной машины, уже без ватника и без варежек, которые сняла где-то в середине дороги, от меня в буквальном смысле шел пар. Стало темнеть. Фонарик я взять забыла. Женька маленький спешно погрузил в корыто мешок с комбикормом, килограмм пять овса и пару булок хлеба. И по мелочи. Сигареты для папы и шоколадку для Юли можно было не считать. А вот рюкзак, тоже полный, пришлось взять мне. Подвязали ремни повыше, и отправились. Смотрю, Женька вообще почти не может это несчастное корыто везти. Перед корытом бурун снега, он же мокрый, липнет и увеличивается, как пена. Пройдет метров десять-и встанет. Еще десять- опять остановка. Я подумала и предложила Женьке овес и хлеб мне в рюкзак затолкать. Рюкзак то наверху, снег не собирает. Переложили из корыта в рюкзак груз, «утоптали» и утянули. Взвалила я это добро на спину и аж присела. И подумала, что мне ни в коем случае нельзя лыжи в дороге потерять. На них крепления-резинки, на них в любой обуви можно. Но мои ботинки, в которых я поехала, только чуть- чуть резинку цепляют,, широкие у них носы, ехать задом наперед- это когда в горку- чревато. Лыжа улетает. Наклониться то я смогу, а вот встать с грузом- навряд ли И самостоятельно рюкзак мне не одеть. Весовая категория не та.
Уже стало сильно сереть. И луны нет. В общем, пошла я вперед. Женька сзади с фонариком маячит, снег собирает своей ванной. Я пройду метров пятьдесят, оглянусь- а Женькин фонарик все дальше и дальше от меня. Я снова вперед. Женьку жалко, как он, бедный, корыто это волочет, прямо аж сердце заболело и помочь не могу. Сама загружена выше крыши. Скоро я уже и оборачиваться не стала- фонарик из вида пропал. Я шла на автопилоте, опустив голову и не глядя вперед. Было совсем темно. Я выглядывала свою лыжню, и лыжи проваливались на ней резко вниз. Пошел мелкий дождь, и я обрадовалась. Мокрая одежда приятно холодила. Рюкзак защищал спину, так как я шла с сильным наклоном вперед. Моя телогрейка осталась у Женьки на корыте. Промокнет. Да черт с ней. Высохнет. Шла и шла. Ага, аллея дает поворот на забор. Ух-х-х…Половина пути. Встала, легла щекой на палки. Как далеко еще идти. Платок на голове промок. С рукавов вода капает. В ботинках хлюпает. От забора шла уже хорошо протоптанная лыжня. Я ее угадывала по темным ниточкам проступившей воды. Пошла. При каждом шаге проваливаюсь в воду. Иду-иду-иду….В голове крутится картинка, гусеница, как у танка, над ней- седло, сзади- санки, я сижу и еду на этом снегоходе. Легко поворачиваю и взбираюсь на горки, объезжаю воду…Мда…Так шла, пока не почувствовала, что дорога пошла вниз. В этом месте ложе от реки осталось, и забор наращен в два раза выше, чем обычно-генеральские косули стремятся уйти к диким, которые подходят в этом месте вплотную к забору. И тут стала замечать, что, вроде как, какой-то светлячок впереди мелькает. Подниму голову-все черно. Опущу- опять что-то искрит. Иду и думаю, что это такое. И тут вижу, как далеко впереди замигал настоящий огонек. Фонарик. И так мне хорошо стало. Кто еще, кроме Жени большого, мог выйти навстречу. Даже сил прибавилось. Я старалась на остановке согнуться на 90 градусов, чтобы снять тяжесть рюкзака с плеч. Вот и тут, стою, а плечи, как-то, и болеть поменьше стали. Двинулась я на этот фонарик, очень удачно вползла на горку, не потеряв лыжи на льду и воде, и, через некоторое, довольно длинное, время, услышала покашливание мужа.
-Я это, я,- уточнил муж, поравнявшись со мной.
-Женька то где, что-то не видно его,- муж осмотрел мой рюкзак и хмыкнул,- сама то дойдешь?
-Конечно. А Женька маленький очень далеко остался. Наверно, уже идти не может. В мешке то 40 килограмм…
-Ладно, пошел я,- и Женя большой, в валенках с калошами, которые наверняка промокли до упора, пошел дальше, к Женьке маленькому…
А я снова вперед. Настроение поднялось и какая-то обреченность тоже ушла. И пока я с этим чувством шла, увидела сквозь темноту еще более черный силуэт водонапорной башни. О-о-о, я, оказывается, забор прошла. Но эти последние сотни метров перед домом оказались самые тяжелые. Меня хватало метров на двадцать, и я опиралась на палки головой. Вот показался дом соседки, самый первый из всех домов. Я чапала дальше и уже с трудом переставляла ноги. Вот поворот на нашу дорожку, вижу горящее окно в нашем доме. А сил все меньше. Попить бы водички…Дошла до сарая. А вот здесь, на самом знакомом до палочки и камушка месте, не увидела конец сугроба и ухнула вниз. Лыжи слетели, палки в стороны…Я пытаюсь перевернуться со спины на бок, а рюкзак тянет назад. Как муха на липкой бумажке. Дергалась и дергалась, пока рюкзак не стал сползать с левого плеча. А опереться не на что. Правая рука уходит в мокрый снег по самое плечо. И пока самому рюкзаку не надоело сопротивляться, я не могла от него избавиться.
-Юля, Юля,- закричала я дочь. Собаки подхватили мои крики, и Юлька выскочила ко мне. Я уже встала, а рюкзак поднять не могу. Юлька его схватила, втащила в дом и говорит:
-Как ты его несла, я с трудом смогла его поднять….
Сменила я всю мокрую одежду, выпила три стакана чая, и балдею. Так хорошо. Даже про мужчин забыла. А они уже идут. Женька маленький дверь распахивает и втаскивает мешок с комбикормом. Муж заходит. Вымотаны до предела.
Спустя час Женька большой и Женька маленький уже дрыхли, а у меня и Юльки- кормежка, нам никак…
Вот плюсы и минусы жития на отшибе…

апрель 2013

spacer

Музыкальный карман

Сегодня с утра Женька маленький -мой зять- все копошился в своей сумке. Ему предстоит поездка в Ефремов за комбикормом. Сумку надо уложить так, чтобы не устать и не натереть плечо. Так как машина у него стоит в соседней деревне за 4 километра от нашей. И это еще хорошо, так как у других, живущих в таких же медвежьих местах, стоянки еще дальше. Идти придется около 10 утра с другом-соседом из соседнего дома. Одному, как бы, не с руки, вдруг в дороге что-то случится, и помочь, даже морально, будет некому. В последний раз по нашей грунтовке, это пару недель назад, проехал трактор, он если бы ехал прямо, то после него еще можно было- бы приспособиться к дороге, но колея крутится то вправо, то влево, углубляя в местах поворота снежные ямы еще глубже. Поэтому даже Паша на своей Ниве чертыхается, а что говорить про Женькину японку Старлет. Та до самого Мохового будет ползти на брюхе. Если живой останется. Поэтому, жалея свое авто, Женька и оставляет ее на стоянке. А стоянка- у знакомых, у которых « днюет и ночует» не одна машина соседей. Поэтому я, причесав Женьку маленького, снова завалилась полежать. Мое время еще впереди. Зятю я заказала муку и сахар, а Юлька- лекарства и комбикорм. Есть там база, продает все, но чуть дешевле, чем везде, а главное- в одном месте.
Часов в двенадцать дня я вспомнила про Женьку маленького и сразу озаботилась его молчанием. Звоню ему, а у него проблема- тормозная колодка трет колесо и оно нагревается. Говорит повышенно оптимистично, но я то понимаю и тревожусь, что если не сделают колесо, то как они выедут с Ефремова, где им остановиться, нет там таких друзей, чтобы переночевать…И хорошо, что он с Максимом, нашим соседом. Я выглядываю за дверь и вижу, что Лена, жена Максима, тоже тревожится, что-то делает у своего дома и все на дорогу поглядывает.
Время уже три часа дня. Юлька собирается с собаками в поле, собаки орут и визжат так, что у меня заложило уши и я ворчу на них. Что орать то? Никого ведь не забудет, да только псы другого мнения. Я еще что-то делаю, а в голове все мысли о Женьке маленьком. И не звонит, паршивец, как он там? Решаю позвонить, но телефона нет. А он у нас один с Юлькой. Вообще, у нас много чего по одному на двоих. Допустим, у меня и у дочери по паре дырявых валенок. Надо бы подшить, но сосед Миша, тот, который нам барана из погреба спас, пьет уже две недели, отмечая поминки по лучшему другу. Да и третьей пары на подошвы нет. Поэтому зять купил одну пару калош, и мы ее с Юлькой одеваем по- очереди. Она свою дыру в валенке заштопала кусочком голенища, а я просто кладу стельку потолще. Рано утром она покормит птицу и выгуляет собак, потом калоши одеваю я и обслуживаю крупную скотинку, потом снова Юлька их берет, как сейчас, чтобы в поле с псами погонять на лыжах. Вот помните, раньше, читала еще в своей советской школе, как дети ходили в школу по- одному в семье, так как пара валенок была на всю детвору одна. А мы вот дожили, уже взрослые, что за две тысячи валенки для нас- роскошь. Ну, это, как бы, мы живем не в том государстве, которое о своих жителях заботится…Да и суть не в этом.
Я одеваю сапоги резиновые, мне только воды в сарае взять и гусям горячее налить, в сарае-то сыро, а гусиный тазик с водой в гусиной вольере на улице без конца замерзает, и я раза три в день его обновляю. И вижу, Юлька со всей скоростью прямо летит на лыжах и хохочет. Говорю:
– Юль, ты чего? Что случилось? -вижу, что смеется, значит, все хорошо.
-Ой, Женька звонил, подъезжают к Моховому, лошадь одевай,- а сама хохочет, остановиться не может, и продолжает ,-знаешь, я телефон в кармане унесла, Женька звонит, а телефон музыку играет. Собаки как давать лаять и кругами бегать. Привскакивают на задних лапах, крутятся кругом, понять не могут, где играет. А потом обнаружили, ко мне подбегают и давай в карман носом тыкать. Нора аж визжит, показывает, что вон там, там играет. А Дема носом прямо в карман носом лезет…Вот видишь, карман надорвали, -и снова хохочет…
Ну, ладно, все обошлось. Я залезаю к лошадке Майке в ее стойло, пол которого ее навоз и опилки приподняли выше, чем на полметра, и одеваю уздечку, за каждое движение- ломоток сырой картошки. У нас это так. За спасибо ничего не делается. Но вот я открываю дверь пошире, собаки разбегаются, и лошадь сползает в коридор сарая, обрушивая кромку своей подстилки. Потом дверь сарая, и вот уже копыта лошади стучат по заснеженному и обледеневшему двору. Папа уже вынес всю амуницию лошадиную, выносит старую ватную телогрейку на сиденье в санях Юльке, и старую куртку ей же на колени, а на пол саней- старую- же шубу.. Сани-не машина, ноги замерзают быстро. Юлька быстренько поводила по бокам Майки щеткой и счистила засохший навоз и мусор- лошадь в своем стойле иногда катается с боку на бок- и вот уже все вокруг лошадки бегают. Каждый делает в свое, но в итоге лошадь запряжена очень быстро-мороз под 15 градусов и сильный ветер, Майка даже ежится…Юлька поверх ватника одевает еще пуховик, шапку повязывает шалью и одевает специально сшитые варежки с прослойкой овечьей шерсти. Ну, вроде все. Я помогаю ей сесть в сани, она наматывает вожжи на рукавицы, чтоб не слетели, Майка толчком сдвигает сани и …вперед, по целине…
Где-то через два часа Мира, как всполошенная, начинает визжать в вольере. А я знаю, что она , каким-то образом, то ли слышит, то ли чувствует Юльку, но минут за 10 до появления хозяйки собака уже волнуется и скандалит.
Выхожу, и жду. И вот, едут, но едет только Юлька с Майкой и с мешками комбикорма. А Женька маленький и Максим пешим ходом. Да пеший ход ненамного тише лошадиного, я уже знаю, что лошадь даже такие маленькие санки на три человека с трудом выволакивает из снежных ям. Колея у санок почти в два раза меньше колеи машин и трактора, санки ползут то на левом боку, то на правом, и не опрокидываются только из-за обода на санках, а Юлька нервничает и жалеет то лошадь, то сани…
Подходит Женька с улыбкой на розовой мордане, треплет выскочившего из сарая Дему и смеется:
-Что, Демка, понравился тебе музыкальный карман у Юльки? Так зачем же ты, дурачина, ей карман то порвал? А-а-а, ты со мной, наверно, поговорить захотел?
Демка сделался счастливый и умиротворенный, как же, хозяин похвалил за хорошую работу.
Правда, карман порвал. Ну, это издержки большой любви….Не каждый день карманы бывают музыкальные.

spacer

А у нас прибавление

Наша пестрая коровка Даша дразнила нас большущим животом и почти до земли отвисшим выменем.

Обычно наши именно коровы перехаживают свой срок девять месяцев на 14 дней. А тут пошел уже шестнадцатый день, а никто не рождался.

И когда уже наше терпение истекло, Даша, наконец-то решилась.

Юлька прибежала с огорода заполошенная и прокричала мне:

-Теленок родился у Даши…

Папа пошел готовить тележку-перевезти младенца в сад.

Я пошла помогать, захватив простыню-если не удастся погрузить в тележку, перенесем на простынке…оно даже удобнее…

Иду и спрашиваю…у кого?…а кто у нас там родился? Бычок…телочка…

И тут слово бычок как бы высветилось заглавными буквам.

Подхожу к корове и у Юльки спрашиваю:

-Ну, чем Даша порадовала? Бычком?

-А ты как вычислила?-удивилась Юлька.

-Да мне так сказали…

Даша облизывала свое дитя, а потом отошла в сторону, когда Юлька и Женя большой (наш папа) приподняли теленка и переложили на простынь. Тряпка прихватила бычку передние ножки, и когда погрузили его на тележку, он уже не болтал ногами, и мы спокойно отвезли его в сад.

Юлька одела на бычонка веревочку и он лег на сено, целый мешок которого перед ним выложили.

Потом все разошлись, но каждый-издалека-отслеживал малыша.

Где-то через час Юлька Дашу подоила, выбрав две трети молока и оставив остальное-боялась пареза.

Бутылочка для нового члена нашего хозяйства уже была приготовлена. Поили бычонка мы все. Папа держал его за корму, чтобы он не пятился назад. Я придерживала ему голову, чтобы не тыкался по сторонам. А Юлька вкладывала соску теленку в рот, стараясь не шибко окропляться молоком от бестолкового новорожденного…

Но вот молоко вкусили, завертели хвостом, и начали чмокать. Пока бычонок выпил всего около литра.

В обед снова дойка и поение малыша-уже выпил литра полтора.

И в конце дня полтора.

А вечером зятю радостно и гордо похвастались:

-А у нас прибавление….

А вот потом молоко стало выпиваться литрами. Уже на четвертый день телок за раз поглотил четыре литра. Юлька не стала его поить днем, и пошла кормить ближе к вечеру…Еще четыре литра.

Теленок родился не сказать, что крупный. Но так много выпивать молока-значит и рост будет.

Так неудачно сложилось, что на четвертый день жизни бычок попал под дождь. В саду от воды прятаться некуда. А помня, как у нас в сарае заболела и погибла телочка от энтерита, мы сейчас телят в помещение не заводим. Поэтому единственное, что смогли сделать, положили бычку много сена, еще позапрошло года, и он весь дождь пролежал на нем, засунув нос в бочок и спал очень крепко. Мы ходили рядом и сторожили его, а он не просыпался.

Но все когда-нибудь кончается. Дождь перестал, а дочь у меня решила телка поить из ведра.

Тут тоже своя песня. Привыкнув задирать голову за бутылочкой, теленок также поднимал голову от ведра, ища молоко в небе. Опять мы все втроем сгрудились около хорошо подросшего теленка. Папа, как обычно, держит теленка за корму. Я сую голову младенца в ведро, чтобы не дергался, а Юлька дает теленку палец в рот и ведет его голову к молоку…Но вот так удачно я сунула животное в ведро, а Юлька сумела окунуть его губы в молоко…что процесс пошел. Он прерывался несколько раз, но голову телку опять толкали к молоку и он, вдруг, понял…

Пока получилось выпоить литра три. Но допаивать не стали, чтобы вечером, проголодавшись, он стал более понятливым.

Так и получилось. Практически с первого раза телок схватил Юлькин палец и стал пить божественный для него напиток. Раз за разом он тянул молоко, да так удачно, что более четырех литров поселилось в его животике, и папа сказал, что прочувствовал эти полведра молока в теленке визуально.

Вот сегодня теленку шестой день и второй день, как перевели на поение из ведра.

Мы заметили, что в более поздний срок теленок хуже учится. Лучше пораньше…

Обычно наши телята выпивают около десяти литров молока в сутки при двухразовом кормлении. Никогда никаких расстройств. Чаще не выгодно. Коровы стоят далеко, привезти и отвести каждую-около 40 минут. Потом доить…потом кормить…и два -три часа как не бывало. А еще уйма другой работы, которую нельзя отложить, да еще в начале лета…одних посадок овощей…рассады и прочего…

spacer

Мурка пела песенку котенку…

Мурка пела песенку котенку…
Наша Мурка ходила с огромным животиком, и была по толщине что в длину, что в ширину. Этакий бочонок. А сегодня она с утра стала бегать за Юлькой, Юлька в сарай-Мурка в сарай, Юлька в дом-Мурка дверь царапать.

В дом мы ее не стали брать-опять будет гадить, где попало. В сарае то можно, где угодно, к тому же он сейчас пустой.

Но Мурка считала, что мы обязаны предоставить ей жилплощадь под роддом.

Когда Юлька пошла в огород, Мурка помчалась за ней…а под хвостом стал выпячиваться пузырь…роды начались…

Вот что ты будешь делать, такая упрямая кошка. Юлька ее подняла и решила посадить в огромную клетку, где ранее сидели кролики, было на дне много сена и окошечко с боку. Эту клетку делал Женька маленький, и, как обычно, сбил от души. Так что клетку мог поднять и перетащить только он сам.

Внутрь положили коробку, посадили кошку и закрыли.

Мурка смирилась, обследовала коробку, но выбрала место в уголке на сене.

Через час Юлька заглянула в клетку-пусто, никто не родился. Еще через час заглянула я и увидела двух котят. Таких же серых, как и сама Мурка. Но оказалось, что один котенок увечный. Пришлось его вынуть и убрать.

Еще через час снова заглянули…эх…только один котенок живой, а два-дохленьких. Мурка, оказывается, вылизывала себя, а не котят. А они родились в пленочке и задохнулись.

Теперь надо мамку покормить. Был у нас сварен петушок. Его вареные потроха я и отдала Мурке. Кошка лежала боком, закрывая котенка от нас, и сверкала желтыми глазищами…Я прислушалась-Мурка тихонько пела песенку котенку…мур….мур…мур…

Это было так необычно…песенка котенку…который сосал мамку и мял ее живот когтистыми лапками…

Расти, малыш. Ничего, что ты один. Зато все молоко твое…а мы будем тебя любить…

spacer